0/5

Подпишитесь на новости ритейла

Я ознакомлен с политикой конфиденциальности и принимаю её условия

Ле Чыонг Шон: «В России пока не существует реального драйвера экономики»

Ле Чыонг Шон: «В России пока не существует реального драйвера экономики»
Ле Чыонг Шон – заместитель председателя Ассоциации вьетнамских предпринимателей в России, генеральный директор ООО «ИК «Инцентра», которое в прошлом году ввело в эксплуатацию многофункциональный комплекс «Ханой – Москва», в строительство которого было вложено 250 млн.долларов.

Господин Шон рассказал порталу NewRetail о том, почему российский рынок интересен азиатским странам, зачем строить МФК и какие вьетнамские товары лучше китайских.


Господин Шон, вы прекрасно говорите по-русски. Как давно Вы в России и что Вас связывает с нашей страной?

Для меня русский язык представляет особое увлечение. Еще в школе - у меня была школа с иностранным языком - я изучал русский. Затем приехал учиться в Россию. В те времена чтобы получить образование за рубежом, а это в основном в Советском Союзе и в других странах соцлагеря, мы должны были пройти очень жесткий отбор. Те, у кого были самые высокие результаты по тестированиям и выпускным экзаменам, получали возможность учиться за границей. Тогда из Вьетнама каждый год направляли около 400-500 студентов на обучение в советские ВУЗы. На сегодняшний день по статистике основная часть управленческих кадров во Вьетнаме – это лучшие студенты, которые раньше обучались в Советском Союзе.

Я окончил Ленинградский институт водного транспорта, который сейчас переименован в Академию водного транспорта, по специальности «Экономика и управление». Так что я в России уже 30 лет.

Что из себя сейчас представляет вьетнамский бизнес в России? Насколько далеко он ушел от вьетнамских рынков, которые все помним с 90-х годов?


Вьетнамский бизнес в России, на мой взгляд, идет в ногу со временем. Наши коллеги сейчас заняты почти во всех гражданских сферах и отраслях экономики: переработка и производство продуктов сельхоз назначения, товаров народного потребления, импорт вьетнамской продукции на российский рынок, туристический сегмент. Наши компании располагают своими собственными достаточно большими производственными ресурсами.

Российский рынок и становление рыночных отношений в России – это уникальное явление. Плановая экономика и железный занавес привели к культу потребления и огромному спросу, который был создан в начале 90-х годов. Появился уникальный шанс для всех: для покупателей - огромный по объему рынок, на котором можно купить всё, что угодно, а для производителей по всему миру открылись необъятные возможности импорта товаров в Россию. При этом в СССР не было класса предпринимателей, они начали появляться в начале 90-х годов. Тогда же происходило становление вьетнамского предпринимательства. Мы увидели нишу и начали заниматься торговлей: покупали товары оптом и продавали в розницу. На этом фоне и возникли так называемые вьетнамские рынки. На самом деле, их было буквально 1-2 точки, в других местах на вещевых рынках наши граждане просто арендовали места и занимались торговлей. И продукция из Вьетнама занимала очень малую долю, так как наши продавали всё: турецкие вещи, бытовую технику из Восточной Европы, одежду и т.д. Так сказать,«бизнес и ничего личного». Сейчас у нас существуют самодостаточные бизнес-структуры, которые имеют хорошие финансовые перспективы, они стали добросовестными налогоплательщиками, неотъемлемой частью экономики.

Ле Чыонг Шон: «В России пока не существует реального драйвера экономики»

Сейчас много говорят о смещении геополитических интересов России с Запада на Восток. Что Вы думаете по этому вопросу? Велик ли интерес Вьетнама, Китая и других азиатских стран к сотрудничеству с Россией?

Безусловно! Причем практические аспекты превалируют над политичесскими. Нам интересна торговля с Россией без посредников. У России и Азии в экономическом смысле, в том числе и макроэкономическом, нет противоречий, это исключительные рынки. Россия нуждается в Востоке, а Восток нуждается в России. Я думаю, что это основополагающие и очень объективные обстоятельства. Отношения сейчас развиваются хорошо и будут развиваться дальше, у них большой потенциал и большие перспективы.

Как Вы оцениваете уровень текущего экономического сотрудничества между Россией и Вьетнамом?

Могу сказать, что бизнес-структуры России и Вьетнама не удовлетворены текущим уровнем сотрудничества, но его потенциал очень большой. На сегодняшний день власти создали все необходимые предпосылки и условия для того, чтобы поднять уровень сотрудничества до адекватного. К примеру, недавно произошло очень знаменательное событие – заключение соглашения о свободной торговле между Вьетнамом и странами Таможенного союза. Это снятие со стороны государства почти всех ограничений, как административных, так и финансовых, налоговые послабления для бизнеса. Естественно, мы понимаем, что с одной стороны, государства создали благоприятные условия, а с другой, мы не должны забывать, что государства рассчитывают на увеличение объема поступления налогов за счет увеличения товарооборота, которые будут поступать от реализации или с создания производства, возникающего внутри стран Таможенного союза.

Расскажите о многофункциональном комплексе Ханой-Москва. Как возникла идея этого проекта, какова концепция комплекса, кто финансировал строительство?

Идея проекта возникла более 10 лет назад, в начале 2000-х годов. Между Москвой и Ханоем обсуждалась широчайшая программа сотрудничества, в 1999 году было заключено соглашение о сотрудничестве и дружбе, а в 2000 году Россия и Вьетнам объявили о взаимном стратегическом партнерстве. Программа предусматривала взаимодействие двух городов в сфере культурного обмена, обмена опытом, подготовки кадров, в сферах образования, муниципального управления, сфере планирования градостроительных планов и архитектурных решений. Также был поднят вопрос о создании культурно-деловых центров в двух столицах. Как раз сейчас мы находимся в созданном по этой программе многофункциональном комплексе «Ханой-Москва».

Ле Чыонг Шон: «В России пока не существует реального драйвера экономики»

История проекта началась с 2007года, когда мы выбрали выгодное и удобное для построения делового центра место: около десяти гектаров общей площади, в окружении Ярославского шоссе с одной стороны и МКАДа, Лосиного острова и притока Яузы с другой. Участок тогда существовал только на бумаге, даже межевое деление не было произведено. Объем работ был просто колоссальный: проектирование, разработка концепций и градостроительных решений, освобождение земельного участка, подготовка стройплощадки к началу строительных работ. Территория была занята складами, гаражами, производственными базами и автостоянками. Некоторые склады и ангары были зарегистрированы как капитальные строения, некоторую частную собственность нам пришлось выкупить. Приходилось вести неравные переговоры на получение земли, были даже суды. Мы вывезли оттудда 100 тысяч кубов мусора и вычистили территорию, работу начали с чистого листа. Я думаю, что нам стоит гордиться тем сроком, в который мы закончили строительство. Он очень короткий – три года.

Концепция МФК была выбрана по нескольким причинам. Во-первых, такой солидный земельный участок требует достойного решения. Во-вторых, мы провели тщательный анализ с учетом мировых трендов в сфере коммерческой недвижимости и практики становления этого сегмента во Вьетнаме, и увидели, что в Москве начали множество больших коммерческих проектов (торговые центры, бизнес-центры, гостиницы и т.д.), но все они разрознены. Тема МФК пока игнорируется, есть только Москва-сити и больше ничего. Для мегаполиса такого масштаба как Москва, с огромным потенциалом и населением - это ничто. Мы увидели нишу. Кстати говоря, в число наших учредителей входят компании, которые работают во Вьетнаме, и очень успешно, именно в сегменте коммерческой недвижимости. Поэтому говорить о том, что мы пионеры, новички, не приходится. Но в России это первый такой опыт. Даже для бизнеса Вьетнама это первый инвестиционный проект коммерческой недвижимости такого масштаба.

Кто строил объект? Россияне, вьетнамцы или кто-то другой?

К моему сожалению, вьетнамцев на этой стройке почти не было. Строили россияне, сербы, турки.

Почему так получилось?

Для любой стройки, большой или маленькой, у нас довольно высокие требования, объем вложений почти всегда колоссальный. Главных требований три: срок, поскольку, чем быстрее ты построишь, тем меньше у тебя издержек, качество и цена. Именно по этим критериям мы здесь организовали свою работу с момента начала строительства. Все работы осуществлялись под строгим нашим контролем, и мы выбирали тех, кто сделает быстрее, качественнее и по наиболее подходящей цене. Мы не стремились искать непонятных дешевых рабочих, у нас была довольно грамотная команда управленцев на период строительства, и именно эти факторы на сегодняшний день дали очень качественный проект. При этом мы отдавали себе отчет, что строим для себя. Это главное различие между нами и другими девелоперами. Часто, когда люди строят на продажу, уделяют внимание только красивому фасаду, а что внутри - неважно. У нас же совсем другой подход.

Ле Чыонг Шон: «В России пока не существует реального драйвера экономики»

Это был ваш первый опыт такого большого проекта?

В России - да, это наш первый, и пока что единственный проект в сфере недвижимости, который финансирует Вьетнам, с таким объемом капитальных вложений, который в настоящий момент составляет 250 млн. долларов. Впереди у нас еще есть небольшая программа развития нашего комплекса со строительными работами: строительство эстакады, которая пройдет со стороны развязки до территории нашего комплекса. В ближайшем будущем будут организованы два прямых съезда со стороны МКАД и Ярославского шоссе.


Много ли в торговом центре будет представлено вьетнамских товаров и что это будет за продукция? Есть ли во Вьетнаме крупные бренды?

Я могу сказать, что торговый комплекс в первую очередь является одним из фундаментальных составляющих элементов МФК, это классический торговый комплекс, который работает в синергии с другими функциональными частями - апартаментами и офисами. Вместе с тем, изюминка нашего торгового комплекса – это азиатский колорит, присутствие азиатских компаний, которые представляют продукцию Вьетнама на нашей площадке. Вместе с вьетнамскими компаниями здесь уже присутствуют и будут присутствовать все основные торговые организации, в том числе из России, Китая и других стран.

На каких посетителей рассчитан торговый комплекс?

Торговый комплекс рассчитан на широкую аудиторию. Будут представлены качественные товары, предназначенные, в основном, для представителей среднего класса – в ценовой категории«эконом» и «эконом минус», но с хорошим качеством. Некоторые из них по качеству будут претендовать на категорию «бизнес» и даже «премиум». Основой нашей концепции является минимальная наценка за счет имени и бренда в силу становления азиатских производителей на российском рынке. Это глобальная разница между азиатскими поставщиками и западными. Западные компании делают очень большие наценки за счет бренда, маркетинга, своей собственной известной торговой марки и объема сетей.Это по поводу розницы. Также мы будем генерировать вместе с нашими партнерами развитие сегмента оптовых и контрактных поставок.

Первый якорный арендатор, который открыл в вашем комплексе свой первый в Москве магазин в формате гипермаркет, был «Магнит». Почему именно он был выбран и какие еще якорные арендаторы могут появиться в комплексе?

На этапе подбора продуктового якоря, мы решили, что «Магнит» лучше всего подходит под нашу концепцию: качественный товар за разумные деньги. Он обладает собственными ресурсами, в том числе логистическими и производственными, имеет подходящий нам ассортимент товаров. Они прагматичны, имеют большую прочность, и это нас очень привлекает. В нашем торговом комплексе открывается первый флагманский «Гипермаркет Магнит» в Москве. Рынок потребления Москвы имеет свои правила и стандарты. Во-первых, покупатели-москвичи имеют слегка завышенные требования. Во-вторых, ассортимент, предлагаемый здесь во флагманском магазине, это лучшее предложение. На сегодняшний день продуктовый «якорь» работает очень хорошо, магазин просторный, с современным интерьером и оборудованием. Что касается других якорей, то я могу перечислить пару уже существующих, у которых сейчас уже выполняется отделка торгового зала перед открытием. Это опять же колорит и азиатская изюминка – универмаг VietHouse, который у нас открывает свой первый магазин. Также это магазин-выставка мебели и предметов интерьера китайских производителей на втором этаже торгового комплекса. Он позиционируется как первая постоянная выставка-продажа высококачественной и модной мебели китайских производителей в Москве. С другими якорями-ритейлерами в сегменте одежды, спорттоваров и бытовой техники мы ведем переговоры. Можно сказать, что на этом этапе у нас идет набор арендаторов.

Какая сейчас заполненность торговых площадей?

Сейчас мы завершаем отделку торгового комплекса. Соответственно, все площади, пригодные для аренды, имеют высокую готовность. В прошлом году мы ввели в эксплуатацию торговый комплекс в состоянии Shell&Core, когда была готова только основная инженерия, колонны и полы, а сейчас сделаны входные группы и витрины. Пока работает только один этаж из трех – цокольный. Остальные находятся в стадии оформления торговых площадей и ждут арендаторов. Мы планируем осенью этого года провести торжественное открытие, в рамках которого будет очень большое мероприятие – это выставка-ярмарка высококачественных вьетнамских товаров. Это первая подобная выставка, она будет проходить в течение месяца и начнется в предновогодний сезон - с 12 ноября до 12 декабря. 100-150 компаний представят товары, которых нет на российском рынке, очень многие вьетнамские производители приедут для предоставления продукции напрямую. Большинство марок незнакомо российскому потребителю.

Ле Чыонг Шон: «В России пока не существует реального драйвера экономики»

Многие всемирно известные бренды производят свою продукцию во Вьетнаме. Могут ли российские предприниматели наладить выпуск товаров под своей маркой в вашей стране?


Я думаю, что это будет самым продуктивным решением для российских компаний, которые имеют свою стратегию развития по созданию своего собственного бренда. Вьетнамские компании и производители - это те компании, с которыми необходимо иметь отношения.

Что вы посоветуете российским предпринимателям, которые хотят начать бизнес с Вьетнамом? На какие товары обратить внимание в первую очередь? Есть ли сложности таможенного оформления?


Первое - это производство или разработка коллекций в сегменте fashion. Второе - производство и переработка российскими брендами продукции сельхоз назначения и морепродуктов. В-третьих, как ни странно, – сборка и производство электроники.

Какая продукция качественнее - вьетнамская или китайская? Например, в fashion-индустрии.

Я бы сказал, что вьетнамская, объясню почему. Вьетнамские рабочие более качественные, они более квалифицированные что ли. И стоимость рабочего ресурса немного дешевле. Но здесь нужно сделать оговорку, вьетнамские фабрики  могут производить не всю продукцию сегмента фэшн. К примеру, во Вьетнаме практически отсутствует производство джинсов, так что в этом случае лучше Китай. Есть и противоположный пример: спортивные товары, в том числе и спортивная обувь, кроссовки - во Вьетнаме их производят намного качественнее, чем в Китае.

Ваш главный инсайт за последнее время? Что произвело на вас сильное впечатление?

Не знаю, насколько это будет уместно, но скажу честно. Мне очень импонирует, что в последнее время произошло в политике высшего руководства России. В той части, которая касается последних рыночных событий, приведших к повороту внимания России в сторону Азии. На мой взгляд,в России на сегодняшний день не существует реального драйвера экономики, по крайней мере, пока. Но уже пошли реальные шаги в этом направлении. В моем представлении, это как в русской поговорке: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Ну, видимо, уже перекрестился. Надо уже топор взять и рубить. В моем понимании драйвер в экономике это не заправки с буровыми установками… Основой экономики любой маленькой или большой державы является малый и средний бизнес. Посмотрите на мировую экономику, на статистику, на ведущие мировые экономические державы. Доля ВВП, которую создают малые бизнесы – это основа их экономики. Вся экономика Германии базируется на этом. БМВ, Мерседес, в конце концов - это частные компании, не государство создало их. Франция, Китай, Япония, Южная Корея, Вьетнам – все это малый и средний бизнес. Люди должны сами реально создавать продукт, а не просто получать зарплату. Это разные вещи. Вот это мой самый важный инсайт.

Андрей Филитов, Светлана Золотар
время публикации: 09:30  05 августа 2015 года
0
Теги: интервью, персона

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться:  
VM Guru весна
Спецпроекты
Синергия Insight форум 24-25 апреля