0/5
Подпишитесь на новости ритейла

Я ознакомлен с политикой конфиденциальности и принимаю её условия

Бессмысленный и беспощадный: как русский бизнесмен доит IKEA

Бессмысленный и беспощадный: как русский бизнесмен доит IKEA
В мае 2015 года пришли очередные новости про противостояние бизнесмена Константина Пономарёва со шведским ритейлером IKEA. Против Пономарёва возбудили уже четвёртое по счёту уголовное дело — однако человек, отсудивший у ритейлера космические 25 млрд руб., отнюдь не намерен сдаваться. Сомнительная схема с арендой генераторов привела его в «золотую сотню» российских миллионеров, и вряд ли он теперь сдаст свои позиции просто так.
В этой бесконечной и удивительной истории можно завязнуть, как в болоте. Мы разобрались в основных поворотах сюжета войны Пономарёва с IKEA.

Как всё начиналось

В 2006 году IKEA приступила к строительству двух торговых центров «МЕГА» в Санкт-Петербурге. Поскольку городской оператор электросетей «Ленэнерго» из-за собственных проблем и неизбывной бюрократии сильно затягивал подключение новых ТЦ к электросетям, руководству пришлось найти подрядчика для обеспечения центров электричеством от генераторов.

Таким подрядчиком стал Константин Пономарёв со своей компанией ООО «ИСМ». Он заключил договор с руководством «ИКЕА Мос» о поставке на площадки «МЕГА-Парнас» и «МЕГА-Дыбенко» дизель-генераторов совокупной мощностью не менее 16500 кВА. Стоимость аренды высчитывалась, исходя из 1кВА резервной мощности в сутки. Эти формулировки — краеугольный камень всей истории.

Откуда взялся долг

Поскольку верхний край резервной мощности, поставляемой ООО «ИСМ», в договоре указан не был, Пономарёв стал завозить на площадки у торговых центров всё больше и больше генераторов. По оценке Forbes, к 1 января 2007 года на двух площадках находилось 80 дизель-генераторов суммарной мощностью около 60000 кВА — в 10 раз больше необходимого минимума. Оплата осуществлялась по фиксированной ставке — 190 руб. за 1 кВА резервной мощности.

Из-за постоянного роста расходов на энергоснабжение договор несколько раз пересматривали, и в итоге стороны остановились на ставке 55 млн руб. в месяц. Это было в конце 2007 года. Но договор оказался составлен таким образом, что вся мощность, не покрываемая этим ежемесячным платежом, поставлялась в кредит по всё той же цене 190 руб. за 1 кВА под ставку 0,1% годовых в день или 36% в год. Этого до поры до времени менеджеры «ИКЕА Мос» не замечали: главные инженеры ТЦ видели только документы сдачи-приёмки генераторов без указания в них сумм, а бухгалтеры — только счета за электричество без напоминаний о капающем кредите.

Схема вскрылась только летом 2008 года, однако Пономарёв смог ещё около двух лет под разными предлогами уклоняться от вывоза генераторов, накапливая таким образом сумму долга «ИКЕА Мос» перед своей фирмой.

Сколько оказалась должна IKEA

Летом 2010 года Пономарёв подал иск к шведской компании на 18 млрд руб., половина из которых приходилась на долги по арендной плате, вторая половина — на кредит и пользование чужими денежными средствами. Это превышало всю выручку российского отделения IKEA за тот год (17,5 млрд руб.) от управления 11 огромными торговыми центрами. Двумя неделями ранее случился крупный имиджевый скандал — всплыла попытка дачи взятки за подключение «МЕГИ-Парнас» к электросетям, всю верхушку «ИКЕА Мос» уволили, и руководство во избежание ещё большего репутационного ущерба пошло на мировое соглашение. По нему фирма-правопреемник ООО «ИСМ» — компания «САЭ» — получила 25 млрд руб.: эти средства Пономарёв тут же вывел на собственный счёт.


Фото: kommersant.ru

Откуда взялись дополнительные требования

На этом Пономарёв не успокоился. За неделю до подписания мирового соглашения он передал права на истребование долга за 2009-2010 годы от «САЭ» к компании «Рукон» — ещё одной своей структуре. О чём, по его словам, руководство «ИКЕА Мос» было поставлено в известность. Летом 2013 года он подал иск к «ИКЕА Мос» на 33 млрд руб., требуя заплатить аренду за 2009-2010 годы, когда генераторы находились на площадках у «Парнаса» и «Дыбенко».

Этот иск пропутешествовал про всем инстанциям вплоть до Высшего арбитражного суда, где и был окончательно отклонён летом 2014 года. «ИКЕА Мос» тут же подала встречный иск на 143 млн руб. за возмещение судебных издержек, в мае 2015 года суд снизил эту сумму до 3 млн руб.

Ответ IKEA

Руководство «ИКЕА Мос» в долгу не осталось и стало пытаться вернуть свои деньги, переведя вопрос в плоскость Уголовного кодекса. Первое дело против Пономарёва возбудили в Москве в 2013 году, но оно было неожиданно прекращено. Та же участь постигла и второе дело, возбуждённое Всеволожским районным судом Ленобласти в 2014 году. Третье и четвёртое дело возбудили весной 2015 года московские и подмосковные следователи соответственно, уже по факту неуплаты налогов с денег, полученных по мировому соглашению с IKEA; третье дело также уже прекращено, четвёртое находится в работе. По всем этим делам арестовывался его личный счёт, на котором и находились те самые 25 млрд руб.: по состоянию на конец мая 2015 года под арестом находится 10 млрд руб. на счёте в банке ВТБ 24.

Кто такой Константин Пономарёв

Личность Константина Пономарёва известна с 90-х годов. Юрист по образованию, в 1996 году он стал совладельцем консалтинговой фирмы Firestone Duncan и чуть не «отжал» её у владельца — Джеймисона Файерстоуна. Эту компанию уличили в разработке схем по обходу законодательных ограничений скупки иностранцами акций «Газпрома», в деле участвовал юрист Сергей Магнитский. Позже Пономарёв выступал в качестве главного свидетеля обвинения на процессе по «делу Магнитского».

К IKEA Пономарёв подобрался через представителя Caterpillar в России Уильяма Пигмана. Его фирма была подрядчиком на строительстве торговых центров IKEA, и именно с его помощью Пономарёв, к тому моменту уже занимавшийся «дизельным» бизнесом, получил выход на топ-менеджеров шведской компании.

Алексей Максимук
время публикации: 23:50  27 мая 2015 года
0
Теги: IKEA

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться:  
Интерткань
BBI Пфеффер