0/5
COVID-19: последствия для договорных отношений

COVID-19: последствия для договорных отношений

COVID-19: последствия для договорных отношений
На минувшей неделе бизнес вздохнул с облегчением – последствия, вызванные мероприятиями направленными на борьбу с распространением коронавируса, были официально признаны в Москве обстоятельствами непреодолимой силы, то есть форс-мажором. Однако решает ли такое распоряжение все проблемы? Ведь далеко не всё, что связано с вирусом, можно отнести к форс-мажору.
Пояснения по юридическим тонкостям существующей проблемы дает Екатерина Свинко, юрист практики «Разрешение споров» юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры».

COVID-19: последствия для договорных отношенийВспышка коронавируса, в первую очередь, является человеческой трагедией, распространяющейся по всему миру. В целях борьбы с распространением коронавируса страны принимают различные меры, начиная со строительства больниц (Китай, Россия), с фактически полного закрытия границ (Европа, США, Россия) и заканчивая повышением качества медицинской помощи с использованием новых технологии (Сингапур). 

Вместе с тем, все данные процессы непосредственно влияют на мировую и национальную экономики. В частности, влияние коронавируса ощутили на себе компании, которые участвуют в цепочке поставок из Китая, а также владельцы ресторанов, баров, кинотеатров и торговых центров. 

Так, многим известны события, которые развернулись в Европе на фоне распространения коронавирусной инфекции. Первоначально в Италии, а после и во Франции были закрыты бары, рестораны, а также все магазины, кроме супермаркетов и аптек. Похожий сценарий событий разворачивается и в России. Если неделю назад российские коммерческие предприятия работали в обычном режиме, то после введения режима повышенной готовности в Москве ситуация стала меняться. В России были введены запреты на проведение спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий с числом участников более 50 человек, а также на продажу билетов водителями в общественном транспорте и др. 

Существование данных мер в течение длительного периода времени приведет к уменьшению прибыли компаний, что, в свою очередь, повлечет невозможность исполнения обязательств перед кредиторами (например, по договорам аренды, трудовым договорам и др.), и финансирования своей деятельности. 
Форс-мажор освобождает лишь от ответственности за неисполнение обязательства (например, возмещение убытков, взыскание неустойки и др.), основная обязанность должника по договору сохраняется, если форс-мажор является временным.

Вследствие резкого увеличения интереса бизнес-сообщества к вопросу влияния коронавируса на договорные отношения в представляемой статье юристы юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» анализируют правовые институты, которые могут применяться к договорным отношениям при возникновении кризисной ситуации, а также рассматривают возможные меры в целях снижения негативных последствий действия коронавируса на бизнес. 

Итак, несмотря на закрепление в ГК РФ в качестве общего принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения договорных обязанностей, существует ряд исключений (правовых институтов), которые позволяют либо отложить исполнение соответствующей обязанности, либо прекратить договорные отношения с контрагентом без несения дополнительного бремени по уплате убытков и штрафных санкций контрагенту. 

а) Правовые последствия признания коронавирусной инфекции форс-мажорным обстоятельством

Одним из исключений является институт непреодолимой силы, что в договорах именуется форс-мажором. 

Объединив критерии, указанные в законе, в постановлении Пленума Верховного суда РФ, а также в судебной практике, лицу, ссылающемуся на наступление форс-мажорных обстоятельств, необходимо доказать следующее: 

1) Чрезвычайность – непредвиденные обстоятельства, выходящие за рамки обычного хода событий;

2) Непредотвратимость – любой участник рынка не сможет предотвратить наступления этого обстоятельства; 

3) Объективность – обстоятельства не связаны с должником и исполнением обязательств его контрагентами (по общему правилу);

4) Причинно-следственную связь между наступлением обстоятельств непреодолимой силы и неисполнением договорных обязательств. 

При этом форс-мажор освобождает лишь от ответственности за неисполнение обязательства (например, возмещение убытков, взыскание неустойки и др.), основная обязанность должника по договору сохраняется, если форс-мажор является временным. 

Относительно вопроса о том, является ли вспышка коронавируса форс-мажором, освобождающим компании от ответственности за неисполнение договора, необходимо, в первую очередь, разобраться в обстоятельствах каждого конкретного случая и обратиться к условиям договора. 

В одних случаях – будет признаваться, в других – нет. Последнее слово по поводу квалификации коронавируса как чрезвычайного и непредотвратимого будет за судом с учетом конкретных положений договора и доказательственной базы, представленной сторонами.

При этом обращаем внимание, что само по себе распространение коронавируса не является основанием для автоматического освобождения субъекта гражданского оборота от несения гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства. В данном случае необходимо доказать, что исполнение договорных обязательств стало невозможным именно из-за ограничительных мер, предпринятых государством (например, введение режима чрезвычайной ситуации, закрытие всех ресторанов, баров и иных объектов коммерческой деятельности, прекращение работы общественного транспорта и др.).

Кроме того, следует отметить, что институт форс-мажора является плохо разработанным как в законе, так и в судебной практике, что объясняется редкими форс-мажорными обстоятельствами в принципе в России, а также особой строгостью судов к доказательственной базе и аргументам заинтересованной стороны. Например, данный вывод подтверждается судебной практикой по вопросу признания эпидемии форс-мажорными обстоятельствами.

COVID-19: последствия для договорных отношений

Так, в Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.04.2010 № 15АП-1925/2010 по делу № А53-18991/2009 суд указал, что эпидемия «свиного гриппа» не отвечает легально определенным признакам непреодолимой силы. В другом деле № А21-8837/2012 суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, отметив, что введение письмом Россельхознадзора временного ограничения на поставки в Российскую Федерацию из стран - членов Евросоюза на основании эпидемии вируса Шмалленберга не является обстоятельством непреодолимой силы.

б) Невозможность исполнения обязательства

Если форс-мажор является постоянным, то обязательства по договорам могут автоматически прекратиться в силу ст. 416 ГК РФ. 

При этом невозможность исполнения должна быть:

А) объективной – не только должник не может исполнить, но и любое третье лицо в схожих обстоятельствах не смогло бы осуществить надлежащее исполнение. 

Б) перманентной – невозможность исполнения носит абсолютный характер, то есть, надлежащее исполнение невозможно. Однако к перманентной невозможности исполнения следует относить и те ситуации, когда наступившее препятствие перестанет существовать в обозримом будущем, но не перестанет существовать ранее прекращения срока существования обязательства. 

Получается, что поскольку коронавирус признан пандемией и многие страны (в том числе и Россия) принимают активные меры по борьбе с коронавирусом, то может возрасти количество судебных споров в части оспаривания прекращения обязательства невозможностью исполнения, так как будет отсутствовать критерий перманентности. Однако если срок обязательства заканчивается в конце марта-апреле, то возможность автоматического прекращения обязательств невозможностью исполнения может присутствовать.

в) Расторжение договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств в силу ст. 451 ГК РФ

Ст. 451 ГК РФ предоставляет право стороне договора требовать расторжения или изменения договора в случае, если существенно изменились обстоятельства. 

Существенное изменение обстоятельств отличается от института невозможности исполнения двумя аспектами: 

А) при существенном изменении обстоятельств возникает право на расторжение, а не автоматическое прекращение договора, как это происходит в случае наступления невозможности исполнения,

Б) при существенном изменении обстоятельств у должника имеется возможность исполнения, но это исполнение не является «разумным», поскольку потребует от должника приложения слишком больших усилий (в том числе финансовых). 

Под существенным изменением обстоятельств понимаются такие обстоятельства, при которых сторона бы не заключила договор, если бы знала о них в момент подписания (то есть, договор становится убыточным для этой стороны). 

Таким образом, если существенно изменились обстоятельства, из которых стороны исходили, когда заключали договор, то возможно предложить контрагенту изменить/ расторгнуть договор, а в случае спора – обратиться в суд с иском об изменении/расторжении договора (п. 2 ст. 451 ГК РФ). Однако следует отметить, что чаще всего суды отказывают в применении ст. 451 ГК РФ со ссылкой на недоказанность существенного изменения обстоятельств. 

* * *

На основании вышеизложенного, следует отметить, что российское законодательство предусматривает различные правовые институты на случай, если стороны договора не могут исполнить свои обязательства в силу определенных обстоятельств. Однако данные механизмы реализуются в основном путем обращения в суд, который, как показывает практика, ограничительно подходит к возможности изменения/расторжения договора в силу существенных изменений обстоятельств, а также признания определенных обстоятельств форс-мажорными. 

В связи с этим Консультанты рекомендуют именно на досудебной стадии попытаться договориться с контрагентами при появлении невозможности исполнить свои договорные обязательства, например, путем направления уведомлений с предложением предпринять разумные действия в целях уменьшения убытков (в рамках договора аренды – уведомление арендодателя об уменьшении арендной платы или освобождении от арендной платы (арендные каникулы) на определенный период/до определенного момента путем подписания дополнительного соглашения к договору аренды). 




Читайте также:«Лемчик, Крупский и Партнеры» – в лидерах рейтинга «КОММЕРСАНТЪ 2020»



Свинко Екатерина 
Юрист практики «Разрешение споров»
«Лемчик, Крупский и Партнеры»


время публикации: 10:00  19 марта 2020 года
0
Теги: договоры


Реклама на New Retail. Медиакит
Подпишитесь на новости ритейла

Согласен с политикой конфиденциальности

Реклама на New Retail. Медиакит