0/5
Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»
24 июля на NR LIVE состоялась новая серия онлайн-шоу «Blonde2Blonde», главным героем которой стал Леонид Барышев, совладелец холдинга «Эссен Продакшн АГ» и создатель торговой марки «Махеевъ».
София Фридман и Ольга Жукова в течение часа задавали Леониду самые разные вопросы, речь зашла не только о бизнесе, но традиционно – об истории возникновения компании, которая создавалась в непростом 1998 году, о жизни, об увлечениях, о космосе и о многом другом.



Леонид, вы по первому своему образованию – педагог, учитель труда. Окончив педагогический, вы пошли в политех и закончили факультет менеджмента и управления. Потом была академия внешней торговли. Откуда такие метания, словно вы долго себя искали?

– Первое образование я получал в Советском Союзе и первую путевку на обучение в Московский автомеханический институт я получил еще на авто-заводе, который начинали тогда строить в Елабуге. Первая специальность у меня была – ТЕАМ (технологическая автоматизация машиностроения). Первые два курса я учился там. 

После развала Советского Союза я перевелся к себе домой – в Елабугу уже на педагогический факультет, надеясь, что учиться там вообще будет не нужно, – очень уже хотелось заниматься бизнесом. И закончил я курс, как говорится, «с горем пополам», так как меня пару раз отчисляли за прогулы.

Теперь я даже считаю, что работаю по своей специальности – обучаю людей труду.

Потом были курсы «управление качеством», «производство», «менеджмент», – это был правильный выбор, но, наверное, можно было пройти это все позже, чтобы лучше понимать и запомнить все процессы.

Далее еще была Академия Торговли, но это было в то время, когда параллельно я уже строил завод. Где-то на втором курсе я понял, что уже зарабатываю больше, чем, если бы закончил эту Академию. В итоге я принял решение, что с учебой пора заканчивать, и продолжать обучение в формате самообразования на практике. 

Бренд «Махеевъ» появился в 1998 году?

– Да. В августе 1998 года мы уже начали выпускать продукцию, но сертификат мы получили только в сентябре.

Вы начали выпускать продукцию, но компетенций в отношении технологии производства не было. Как справлялись?

– У нас были компетенции – умение продавать. Мы все торговали на рынках продуктами питания, закупаемых на разных заводах в Москве, Подмосковье. И когда мы решили, что пора начать что-то производить, недолго думая, почему то единогласно решили, что это будет майонез. Дело в том, что когда я ездил на закупку товара, я уже был близок к запуску производства. И уже тогда интересовался, – что, как? Я и в библиотеке Ленинской много времени провел – изучал майонез. Именно майонез в СССР был одним из самых дефицитных продуктов. 

А какой был первый ваш майонез?

– Он назывался «Пермский провансаль», потому что мы покупали оборудование у одного пермского предпринимателя. У него был свой цех, и мой партнер ездил к нему обучаться. Потом в кармане привез первую партию этикеток, которые мы и наклеили на премьерную партию продукта.

Первые 10 коробок нашего «Пермского провансаля» были своего рода контрабандой, потому что не было еще у нас сертификата. Затем, когда у нас уже был сертификат и своя марка «Махеевъ», наш дизайнер, наносящий тогда название на крышку банки, почему-то взял и сделал его красным. Когда мы спросили, зачем он так сделал – он ответил – «а как? У вас же Завод имени Махеева!».

Поэтому как-то логично первая рекламная кампания у нас была про «Завод имени Махеева».

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Первый майонез удался? 

– Вы знаете, мне он показался вообще шедевром! Он был на самом деле, значительно лучше, чем всё, что мы до этого продавали от других производителей. У нас тогда хорошо пошли продажи, и заказов было на год вперед, поэтому мы начали заниматься расширением производства.

Сейчас уже рынок перенасыщен – испытываете ли вы трудности теперь или «рожденный первым» никого не боится”?

– Я думаю, если бы я это сделал сейчас, в 2020 году, то ничего бы не получилось. Тогда рынок прощал всё, плюс сказывались условия дефицита. Сейчас, конечно, такого не повторить, и любая ошибка на любом этапе наказывается рынком. Я вообще не завидую предпринимателям, выходящим на рынок сейчас.

То есть сегодня лучше не начинать бизнес, связанный с производством продуктов?

– Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок? У нас тогда не было такой задачи, нам просто нужно было сделать качественный продукт.

Вы планируете расширять свою линейку продуктов? И как вы в принципе подходите к планированию новой ниши?

– Мы смотрим на ниши, отвечающие некой инновационности, и чтобы туда было непросто войти. Небольшие рынки, где нужно несколько миллионов долларов, чтобы зайти, быстро насыщаются, и там не будет никакой прибыли. Мы ищем рынки, с высокой технологической емкостью, и где мы имеем компетенции в продажах.

И что же это может быть? Вот сейчас уже есть кондитерка, соусы, маринады, джемы… Что это будет?

– Мы анализируем регион, который обслуживаем. Если совпадает температурный режим, логистический контур, то гипотетически любой продукт мы там можем продавать.

Когда вы начинали в 1998 году, был один большой плюс – пустой рынок. Но при этом был серьезный минус – заметность компании. Проверками мучили? Может, взятки майонезом приходилось давать?

– Нет, взятки майонезом мы не давали! Но был нюанс – все знали нас как «Завод Махеева», а у Вадима Махеева (моего партнера) была внешность, как и у меня, обычного 20-летнего парня, которая не впечатляла никого, не представительная, особенно как владельца завода. 

Нам помогал тогда отец Вадима, и по этой причине он часто присутствовал на заводе. Когда приходили с проверками, спрашивали Махеева, он с этими людьми общался, что-то с ними обсуждал. В итоге порой случалось, что когда мы – настоящие владельцы завода – приезжали в какую-либо инстанцию, нас спрашивали «А где Махеев? Мы говорили с другим человеком, а вас не знаем». Мы поняли, что с нашими лицами по инстанциям ходить не стоит, и наняли серьезную женщину в белом халате…

Вы выбрали для запуска производства 1998 год - это же очень сложный был период, тогда в августе как раз случились скачки курсов рубля/ доллара…

– Мы как раз не выбирали, мы просто все делали, как оно шло. Слава богу, у нас не случилось никаких накоплений.

У нас наоборот случилось такое удивительное. Дело в том, что перед самым дефолтом я взял в рассрочку некоторый объем масла, и пока это масло доставляли до производства, оно подорожало в несколько раз. Получилось, что мы даже заработали. Оборотный капитал у нас и появился только благодаря тому, что мы отыграли его на разнице в цене.

Кстати, тот партнер наш тогда совсем на нас не был в обиде, наоборот – он помог нам стать крупнее, чтобы больше сырья нам отгружать. В дальнейшем  мы довольно плотно работали с ним несколько лет.

Почему бренд «Махеевъ», а не «Барышев»? Тоже хорошо звучит…

– Как-то легла надпись «Махеевъ» хорошо на крышку. Потом еще была девушка дизайнер, которая нам нарисовала бренд-бук как раз с названием «Махеевъ». Весь ее проект стоил нам всего 5000 рублей, и хочу сказать, что до сих пор мы ничего не меняли. Мы считаем это название очень удачным.

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Если все-таки будет линия Барышев, то что это будет? Вы себя видите на упаковке какого продукта?

– Это, на самом деле, сложный вопрос. Потому что когда мы назвали наш продукт «Махеевъ», у Вадима были некоторые метания эмоционального характера. Когда твоя фамилия значится на продукте, уже иначе к нему относишься. Такая личная эмоциональная привязанность не дает возможности об этом предметно отстраненно разговаривать.

Как вы относитесь к тому, что вас называют «Майонезным королем»?

– Да, некоторые издания, дружественные нашим конкурентам нас так заклеймили и так пошло, но мы не обижаемся и уже привыкли к этому факту.

Если всё же говорить о королевстве, то главное в вашем королевстве что?

– Это система. Сейчас от майонеза мы получаем не больше половины всего профита, все остальное – это наши технологии продаж и производства.

Мы не знаем, что будет завтра основным – майонез или соусы, но важны именно наши технологии продаж, которые могут конкурировать на рынке B2C с другими корпорациями, в том числе транснациональными. К примеру, мы на сегодня единственный отечественный бренд, который удерживает 50% полок по соусам, наравне с Heinz.

Кстати, Heinz как раз выпустил «кетчунез», а вы что же?

– Я помню в юные годы, когда мы заезжали в одну столовую, где делали пельмени, там все время подавали смешанный майонез с кетчупом. Но, когда мы пробовали этот продукт делать сразу в таре, чтоб продавать – таким вкусным он не получался. Поэтому да, когда человек у себя дома сам смешивает такой соус, получается гораздо вкуснее.

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Мы когда готовились к разговору, изучали разные статьи в прессе – сложилось впечатление, что вы довольно жесткий человек в бизнесе. Что вас может вывести из себя? Довести до жесткости?

– Хотя бы раз в неделю такой «взрыв» случается, потому что как только ты немного расслабляешься, думая, что бизнес может сам работать – обязательно что-то происходит, и ты уже злишься на себя, что не проконтролировал. 

Но, вспоминая себя в 1998 году, должен сказать, что тогда я был гораздо «взрывоопасней». Я тогда был бескомпромиссным и считал, что каждая потерянная минута – это катастрофа. Сейчас мы спокойней, наверное, старше стали. Да и людей в компании сейчас много, выполняющих различную рутинную работу, требующую эмоциональной вовлеченности.

Какие «ваши» продукты всегда есть у вас в холодильнике?

– У меня всегда есть маринад, кетчуп, майонез, джемы. Вот недавно мы начали делать карамель для одной сети и мне приносят на тест конфеты в нескольких вариациях. Поэтому конфеты у меня дома всегда есть, и когда ко мне приходят гости, у нас обязательно случается дегустация, чтобы выявить – что и кому больше понравилось. 

Вообще, есть такой забавный момент, – если я прихожу к кому-то из знакомых в гости и вижу «чужие» продукты на столе – я обычно замечаю «нет, так не пойдет, я в последний раз захожу!». В шутку, конечно…

Леонид, а как вы сохраняете хорошую форму, если так часто тестируете конфеты?

– Ox, меня всегда совесть на эту тему мучает. Я специально две недели не ем сладкое, потому что знаю, что потом у меня будет дегустация из восьми видов каких-нибудь конфет.

Ради того, чтоб держать себя в тонусе, мне пришлось записаться на марафон. В этом году был на марафоне в Майями. Это для меня не столько ради спортивных достижений, сколько саморегуляция. Зная, что скоро марафон, ты себя чаще сдерживаешь – меньше ешь, меньше спишь. Правда, коронавирус внес коррективы в нашу активность. Нужно снова начинать бегать. 

Каждому руководителю приходится себя всегда держать в ресурсном состоянии. У вас есть секреты того, как сохранять такое состояние, чтобы действительно отвечать за все то, за что нужно отвечать – за людей, за производство.

– Достаточно тяжело постоянно держать такой темп. Раньше, будучи моложе, я не понимал «для чего придумали выходные? – это же потеря времени!». А сейчас я уже осознал – «как хорошо, что есть выходные» и «как хорошо, что существует отпуск». Но драйв, между прочим, не пропадает. 

Когда-то я думал, что лет в 40 буду акционером и не буду ничем уже заниматься, а сейчас – попробуй меня сдвинь!

То есть заслуженной пенсии не будет?

– Я надеюсь, что и на пенсии у меня будут силы заниматься делом.

Давайте вернемся в более ранние годы – вы говорили, что дважды вас отчисляли за непосещаемость. Вот, уже не в первый раз звучит, что добиваются хороших показателей в бизнесе именно хулиганы, это так?

– Ну, не то чтобы хулиганы. Просто жизнь быстро менялась, и хотелось все успеть. С учебой не всегда получалось, нужно было посещать занятия хоть иногда, поэтому со временем назревал конфликт – либо работа, либо учеба. Я возвращался на учебу, восстанавливался, меня даже брали на поруки.

А сегодня во всех этих университетах висят ваши портреты под табличкой «мы гордимся, что у нас учился»?

– Нет, я думаю, они даже меня не помнят. Но так вышло, что половина выпускников, с которыми я тогда учился, тут и работают. Поэтому когда возникает вопрос «будем ли отмечать день выпускника?», я отвечаю, что собираемся каждый день на планерке – «давайте просто нальем всем, да отметим!». 

Как «Эссен» пережила пандемию?

– Что касается соусного сегмента, то мы приросли, что говорит о том, что изменения структуры потребления в нашу пользу.

Хотя вначале мы были в шоке, потому что наши товары не входили в «обязательный список» товаров, и наши фуры с товаром часто стояли и ждали очередь в разгрузке. Но, слава богу, с апреля все восстановилось, и спрос даже превысил наши ожидания.

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Чем, на ваш взгляд, последний кризис отличается от всех предыдущих?

– Отличается, наверное, нашим отношением. 

Когда начиналась вся эта паника, мы просто решили не делать резких движений. Потому что самое лучший выход из кризиса – ничего не делать. Мы просто наблюдали за происходящим и ждали, что будет дальше. К тому же, когда предприятие такое большое – нельзя совершать резкие движения.

Леонид, а сколько у вас на производстве сейчас работает людей? От зрителя поступил вопрос, как такая большая компания справляется с таким явлением, как «текучка кадров», обучение и мотивация…

– Сейчас на основном производстве работает более 700 человек, и здесь у нас минимальная текучка.

Еще у нас есть люди, работающие по продажам «в полях», и напрямую к компании они не относятся, – это скорей направление дистрибуции. Но мы их обязательно обучаем, у нас есть специальное направление по обучению, без которого мы не можем обойтись. В этом направлении и происходит самая большая текучка, потому что люди приходят, обучаются, работают года два, потом уходят. Как правило, это студенты.

Леонид Барышев, «Махеевъ»: «Нужно сто раз подумать – а чем ты можешь удивить рынок?»

Кстати, сейчас молодежь не очень охотно идет обучаться на средне-технические специальности. Где вы в дальнейшем будете брать сотрудников в таком раскладе? Вы же наверняка планируете работу своего бизнеса лет так на 800…

– Да, есть такая проблема. Когда обсуждается, что можно послать специалиста на обучение в Москву и потом он вернется – нет, еще никто не возвращался. Поэтому да, когда будет происходить смена поколений, это станет для нас довольно болезненным моментом. 

Уже сейчас, чтобы найти в цех начальника смены, нам приходится просеивать человек 200-300, а это очень тяжело.

Мало мотивированных молодых людей желает оставаться после сдачи ЕГЭ в Елабуге, более вероятно, что они подадут документы на обучение в Москву.

Влияет ли отсутствие персонала на возможности масштабирования бизнеса сейчас?

– Проблема в том, что мы не можем в Елабугу пригласить специалиста высокого уровня. Люди приезжают, например, из Москвы, работают какое-то время, получают запись в трудовой книжке и возвращаются в столицу уже более востребованными, соответственно, и на другие зарплаты. Поэтому сотрудников мы выращиваем на месте.

Мы знаем, что вы уже захватили космос! Расскажите подробней нам о вашем меню для космонавтов.

– Всё произошло совершенно случайно. Кто-то из космонавтов выложил у себя в Instagram фото, где на столе стоял наш джем. Потом это фото кто-то кому-то переслал. Мы сделали запрос и нам подтвердили, что Роскосмос делает закупки нашей продукции у одного из наших дистрибьюторов. В списке закупаемых продуктов наши горчица, хрен, кетчуп. Мы об этом вообще ничего не знали.

Узнав о таком факте, мы уже попросили разрешения использовать эту информацию в нашей рекламе. На сегодня в списке продуктов, закупаемых Роскосмосом, уже более 20 позиций под маркой «Махеевъ». Как оказалось, наша упаковка очень удобна и прошла все заявленные требования.

Сейчас актуален ЗОЖ, влияет ли как то это на ваши разработки продуктов?

– На эту тему я могу рассказать анекдот из жизни. 

Однажды мы с компанией поехали в Австрию походить по горам. С нами был один человек – очень серьезный ЗОЖник. Он специально ездил в супермаркет за набором продуктов, которые ему были рекомендованы его личным диетологом. 

Однажды нам предстоял продолжительный поход в горы. Молодой человек сказал, что ему нужно съесть перед походом «специальный продукт». Что это было? Он взял яичный желток, смешал его с растительным маслом и добавил специй. Когда после этого я предложил ему съесть майонез – а по сути его «специальное блюдо» и было майонезом – он очень удивился. 

Он сперва, конечно, не поверил, но потом, погуглив, понял, что это правда. Вот такие предрассудки у нас есть. Кстати – майонез тот самый продукт, который мы поставляем в Германию в магазины для русскоязычной аудитории. Аналогов нашему родному майонезу в Европе просто нет.




Читайте также: Продукция «Махеевъ» получила звёзды Мишлен в области пищевой промышленности




Какое у вас хобби?

Раньше я достаточно серьезно занимался серфингом. Но три года уже не вставал на доску, поэтому заявлять об увлечении серфингом сейчас будет враньем. 

Зато я играю в преферанс! И в офисе уже знают, что по средам меня надо пораньше отпустить, потому что в пять у нас с друзьями начинается преферанс. Это святое дело!

На что вы играете? 

– У нас считаются годовые баллы и вручается кубок. Вот кубок сейчас как раз у меня, и в этом году я хочу его отстоять. На самом деле, это даже не столько серьезная игра, сколько просто повод собраться с друзьями и одноклассниками, потому что все труднее становится организоваться.

Как вы играете, – с выключенными телефонами, чтобы никто не отвлекал?

– Да, мы уже приучили всех партнеров и семью к тому, что эти 4-5 часов принадлежат мне, поэтому не может быть каких-то командировок или встреч в это время.

Говорят, что вы можете во время переговоров и словцо крепкое вставить?

– Так часто бывает, что среди партнеров есть давние друзья. И мы часто созваниваемся, когда например кто-то из нас хвастается, что «воооот такую» щуку выловил. Затем, когда от него приходит бракованный ингредиент - я не постесняюсь и выскажу ему все в трубку. Мы привыкли так коммуницировать, и порой два нецензурных слова могут объяснить ситуацию в разы эффективнее, чем пять вежливых писем. 

Вы упомянули щуку, – получается, вы рыболов?

Да, в летнее время и хорошую погоду я не могу упустить возможность поехать на рыбалку. Еще дед мой говорил «кто рыбачит и удит, у того ничего не будет!». 

Став постарше, я осознал, что рыбалка – это уединение, 3-4 часа сам с собой в тишине, спокойствии, наедине с природой. Даже без результата. Это становится уже привычкой, потребностью провести наедине с собой несколько часов.

Какой совет вы можете дать тем, кто хочет стать достичь успеха?

– Мне когда-то запомнился совет –  проводите 70% времени с людьми, которые умнее вас, тогда вы будете продвигаться. 

Так как в малых городах не так уж много людей, то их вполне могут заменить книги, поэтому нужно набрать для себя некоторую библиотеку, которую нужно прочитать. Я в последнее время больше отдаю предпочтение художественной литературе. Там можно найти ответы на все вопросы. Не жалейте времени на книги!

***

Полную версию шоу «Blonde2Blonde» с Леонидом Барышевым смотрите здесь. А также подписывайтесь на наш канал в YouTube

время публикации: 09:30  31 июля 2020 года
0
Теги: Россия, интервью, Heinz, Эссен Продакшн АГ, Махеевъ, Роскосмос


Реклама на New Retail. Медиакит
Подпишитесь на новости ритейла

Согласен с политикой конфиденциальности