0/5
Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом

Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом

Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом
Фото: РБК Петербург
Алексей Фёдоров, совладелец и управляющий директор «220 Вольт», председатель Комитета по развитию электронной торговли Торгово-промышленной палаты РФ, глава Комитета по торговле общероссийской общественной организации «Деловая Россия» стал гостем шоу «Blonde2Blonde» в виртуальной студии New Retail LIVE.
На то София и Ольга и блондинки, чтобы разговор был не только о бизнесе, о судьбе российского е-кома и власти. Какова длина «хрена», и при чем здесь радио. Почему строительный инструмент – это почти интим-товар. О тайнах проходных питерских дворов, о чаевых курьерам. Штопоры, домострой, феминитивы и многое другое с добрым и нежным Алексеем Фёдоровым.



* * *

Ольга: А в чем сегодня нужно помогать бизнесу, Алексей?

Алексей: Бизнесу вообще нужно помогать. В последние два месяца мы все это оценили, ведь как бизнес без помощи государства – куда же он денется? Наконец, стало понятно, куда мы тратим свои налоги, что только «белый» легальный бизнес может рассчитывать на государство, более того, не просто легальный бизнес, а тот бизнес, который в свое время правильно записал нужный номер ОКВЭД! 

И если в свое время вы записали  ОКВЭД неправильно, и, к примеру, начали заниматься оптовой деятельностью, а потом пришли в розницу, а розничный ОКВЭД не записали – у вас проблемы. Ведь вдруг оказалось, что государство выделяет деньги только тем, кто соблюдает правильную бюрократическую процедуру. 

Верно это или нет – другой вопрос, и обсуждать это уже бессмысленно. Но мы пытаемся помочь коммерсанту, который столкнулся с такой проблемой, – чем можем, конечно.

Ольга: У сети «220 Вольт» все хорошо с ОКВЭД?

Алексей: да, но это чудо, на самом деле. Правда, мы такие большие, что ни под какую государственную поддержку мы не попадаем. Государство поддерживает только самые мелкие бизнесы, микро-бизнесы, которые специально выделены – малый бизнес должен быть записан в специальном реестре «малых предприятий», а если ты средний или большой, вне зависимости от отрасли –  поддержки государства не будет. 

А вот если ты очень большой, гигантский, типа Аэрофлота, то да, опять же, тебе конечно помогут. Поэтому, когда потом государство будет говорить о поддержке «среднего класса», очень бы хотелось, чтобы оно еще говорило о поддержке «среднего бизнеса», потому что средний бизнес оказался весь сам по себе. «Что-то вы заработали в свое время – вот и крутитесь, как хотите».  Мы как хотим, так и крутимся…

Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом

София: а что такое «малый бизнес, достойный помощи»? И почему бизнес средний не достоин?

Алексей: Все, что у нас имеет годовой оборот до 2 млрд рублей  – может получить государственную поддержку. В случае если вы относитесь к предприятиям с отраслью, которая является пострадавшей от короновируса. Во время половцев тоже малый бизнес поддерживали, а теперь поддерживают малый бизнес, который пострадал от короны.

София: Мне кажется, что в данный период все хоть как-то, да пострадали…

Алексей: Ну, понятно, но жизнь вообще штука несправедливая. Все пострадали по-разному и, честно говоря, совсем уж положа руку на сердце, конечно гораздо жальче маленький ресторанчик, где ребята заложили квартиру, чтобы его сделать и содержат за свой счет сейчас последних официантов – вот этих жальче, чем любой средний бизнес. 
Я не домостроевец, я вообще дома очень мягкий, податливый, нежный.

Большая сеть кофеен (не будем произносить название), так или иначе, продержится, договорится с арендодателями, у них есть и сила переговорческая, и грамотные юристы в штате. 

А говоря о DIY-сетях говорить, грех брать на душу не буду, – нормально все у DIY! 

Ну, в конце концов, все наши клиенты – половозрелые мужчины, они же из России на это время не уехали; сейчас все останутся здесь, будут пилить, строгать, косить. Надо же как-то нам, половозрелым мужикам, оправдывать свое существование в домах, когда вокруг нас суетятся наши прекрасные жены, готовят там что-то. А мы там зачем? Хоть полочку прибьем. Так что у DIY все хорошо, а уж в интернет-бизнесе тем более все замечательно. 

София: Как-то ты ведь это разделил – мужчина, значит, косит, женщина готовит! А ты сам вообще как – домостроевец? 

Алексей: Дело в том, что я вообще не готовлю! Честно. Я круглосуточно работаю, очень мало вижу жену и детей. Вот сейчас наступило такое время – когда стал видеть чуть больше, хотя дети все равно на даче с бабушкой и дедушкой. 

Нет, я не домостроевец, я вообще дома очень мягкий, податливый, нежный. Главное, не трогать меня, когда я работаю, а работаю я все время. Всю мою личную жизнь теперь знаете.

Ольга: Вас послушать, так все «мужчины половозрелые» делают, инструментом интересуются, – вы в принципе женщин в своих маркетинговых активностях представляете? Или женщины по касательной идут? 

Алексей: Обидно мне, Ольга, вас слушать сейчас совсем. Всё  ровно наоборот. У меня мама в свое время, одна из ведущих журналистов Петербурга, вела главную радио-программу Советского Союза «Вера, Надежда, Любовь», про женщин. Поэтому у меня отношение к женщинам весьма специфичное – я с бизнесменшами общаюсь с моих трех лет в буквальном смысле. Для меня женщина-бизнесмен – это само собой разумеющееся. 

И мы в сети даже открывали магазины, где обслуживали только дам. Мы в принципе пытаемся убрать из магазинов лишнюю мускулинность. Одна из наших проблем заключается в том, что дамы боятся к нам заходить, – слишком много мужчин, и им страшно. Мы с этой проблемой боремся.

Так, например, уже много лет из двухсот девушек в нашем колл-центре я пытаюсь сделать мальчиков. Ментально конечно, не физически! 

Дело в том, что мужчины часто в решении «мужских» вопросов проявляют шовинизм. Они звонят в колл-центр, желая обсудить что-то техническое, и, попадая на девушку, начинают требовать «позовите кого-нибудь нормального», «а можно с мужчиной поговорить?». 

Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом

София: «Родители дома? – позови папу!»

Алексей: Да-да, именно так. Мы учим наших девушек на такой негатив не вестись, и через полторы минуты разговора максимум  она должна убедить мужчину в том, что она знает об «изысканном предмете» значительно больше, чем он. И наши девушки блестяще это доказывают. 

Кстати, лайфхак – мы учим их по учебникам, выпущенным в Воронежской области для уроков труда для восьмых классов. 

София: Ты говорил, что вы специально ориентируете часть ассортимента на дам, а есть у тебя какой-то бренд, который делает специально отвертки для девочек?

Алексей: Ты знаешь, есть несколько фирм в мире, которые делают линейки инструментов для дам. Финны, кстати, в этом очень преуспели, вплоть до такого, что там большое кол-во инструмента в розовом цвете. Но с моей точки зрения как раз феминистическое движение должно выступать против этого категорически, потому что вот это разделение не совсем правильное. 

Мускулинная и феминная история выстраивается неправильно, – должно быть  одинаковое для всех. Сейчас у любого приличного производителя всегда есть более легкие модели, которые изящные дамские руки прекрасно удержат, при этом, там прекрасный крутящий момент и можно сделать любую дыру в стене.

София: Я только хотела тебе кобрендинг предложить с Двумя Блондинками – что-нибудь с нашим единорогом и бубликами...

Алексей: Я не думаю, что это будет пользоваться спросом, поверьте мне. Плюс ко всему, если мы говорим о «сексе» в инструментах в буквальном смысле, – тот же бренд Хiаомi делает, например, отвертки – это такая ……!

В принципе, это электрическая отвертка, но очень крутая. Есть вещи в инструменте, которые «секси» во всех смыслах этого слова, просто обычный потребитель этого не знает – приходите в наши магазины, мы вам такое покажем!

София: Ты затронул эту тему, что ты считаешь неправильно разделять – вот это женское, это мужское. К феминитивам в русском языке как относишься? Редакторка, инженерка…

Алексей: Конечно, они не звучат, хотя это очень весело и рекламно. У нашего пиар-директора на визитках написано «пиар-директорка». В отличие от обычных визиток, которые не вызывают пристального интереса, на ее карточки внимание обращают. А ведь какая у пиар-директорки задача? – создать коммуникацию. И вот такая неожиданность помогает задачу решить. 

Дело в том, что надо быть неожиданным. Это как в суде американском: судья штампует приговоры, штампует, не поднимая головы – «виновен», «виновен». Только успевает спросить у подсудимого – «что можете сказать?». И вдруг очередной человек отвечает «НЕ виновен при смягчающих обстоятельствах», – судья поднимает голову.

София: Это логическая бомба.

Алексей: Оксюмороны притягивают внимание. Поэтому – «директорка» это прекрасно, «пиарка» – отлично. Все зависит от задач, и если есть задача – привлечение внимания – феминитивы отлично работают! 

Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом

София: Каким образом ты, после того, как закончил ГУАП (Санкт-Петербургский Государственный университет аэрокосмического приборостроения)  попал на радио? 

Алексей: Я там с детства ошивался. Кто в столеварку к отцу ходил, а я вот на радио к маме, так и прижился. Сперва, я на одном радио петербургском поработал, потом на Радио России. Это была, своего рода, семейно-династическая история. Потом еще поработал директором по рекламе одной радиостанции, потом ушел в свой бизнес.

Я был бизнес-корреспондентом Радио России, – несколько лет «в полях», брал интервью у питерских коммерсантов, всякие интересные истории. У нас главная редакция занималась политикой, были ребята, которые занимались культурными вещами (девочки обычно), а я занимался тремя темами: почему-то спортом, бизнесом и ленинградским военным округом. Поэтому я два раза в год минимум попадал на Лужский артиллерийский полигон. Там был какой-то бабах-бабах-бабах из зениток, а я почему-то этот грохот должен был записать и сделать интервью с теми, кто стрелял. 

Однажды я на вертолете поднялся к шпилю «петропавловки», и должен был записать в кабине интервью, а звук жуткий, ничего не слышно. Так вот, мы спустились, я все аккуратно записал, а после мы наложили звук вертолета сверху. 

Выходило все это хронометражем, или как мы тогда говорили «хреном» – 40 сек. Кстати, новые журналисты уже не понимают, что такое «хрен». Сейчас со мной журналист о чем-то договаривается, я ему говорю «хрен какой»? – «Чего?». Молодежь. Как они без «хрена» работают?!

София: «220 Вольт» не сразу появился?  Ты же с 99 года начал какую-то деятельность, связанную именно со стройматериалами? А потом это все развилось…

Алексей: Мы с декабря 97-го начали заниматься совсем не стройматериалами, – мы начали заниматься женским нижним бельем. С тех пор я знаю слово «комбидресс» – мало кто из мужчин его знает! У нас была такая комната, метров 25 квадратных, в комнате был шкаф, за который к нам приходили девушки-оптовики, надевали наше нижнее белье, затем выходили в нем к нам (23-ти летним паренькам) и говорили «мальчики, вам как?».  Это было самое прекрасное!

Потом было много еще историй забавных с 90-ых, но было уже по-взрослому. И потом мы как-то тихо пришли от одного бизнеса как раз к DIY, потом мы пришли к электроинструменту, а потом мы съездили в Штаты, посмотрели на них, и получилось «220 Вольт».

Ольга: А что происходило с компанией «220 Вольт» в карантин? Зависимость от китайских поставщиков сказалась?

Алексей: Нам повезло, у нас очень хорошая команда – ребята, китайские партнеры, молодцы. Они умудрились нас затарить сезонным товаром (газонокосилками и пр.) до китайского Нового года, потому что китайцы не вышли на работу уже сразу после Нового года. Были поставщики, которые нам отгружали и после Нового года «по-тихому», хотя официально все было уже закрыто. Многие конкуренты остались без своего сезонного товара. 

Нас, как и всех, разорвало по поводу колл-центра и по поводу онлайна, потому что заказы превышали все наши возможные мощности, и у нас весь офис выходил работать в колл-центр, что, кстати, оказалось правильным решением. Потому что ребята (которые никогда в колл-центре не сидели) наконец поняли, как это все работает. После этого и была принята масса правильных управленческих решений. 

Не тех, управленческих решений, которые обычно принимаются в офисе. Люди поработали, всё поняли и начали, наконец, предлагать делать не глупости (как ранее), а «умности». Здорово же! 

София: Например?

Алексей: Например, PickPoint у нас неправильно показывался на сайте, либо, выяснилось, что одна из логистических компаний, как нам казалось, работает плохо. Оказалось, что это происходило по нашей вине, и компании предоставлялись неверные данные. 
У меня ни одного раза не было, чтобы клиент меня чем-то обидел, чтобы клиент был совсем не прав. Я мог опоздать или перепутать адрес – это правда, мог перепутать номер телефона, – не беда, клиенты все замечательные, я их очень люблю.

Это увидели наши логисты в колл-центре сами. Мы им говорили и раньше об ошибках, но пока они сами не пообщались с разгневанными клиентами, ничего не менялось. 

София: Многие говорили о том, что нашли очень много дыр у себя в клиентском сервисе.

Алексей: Моя рабочая неделя в понедельник утром уже десять лет начинается с того, что ко мне приходит «простыня» из 45-60 страниц, в которой собраны отрицательные отзывы наших клиентов. Я эти жуткие отзывы с оценкой «1» честно читаю. 

После этого мы делаем «корректирующие воздействия» на виновных всей командой. Понятно, что еще до меня ребята все это прочитали, все сделали, но я проверяю все. Представьте себе мою голову, которая все эти 10 лет читает негативные отзывы про нашу компанию – люблю ли я ее после этого? 

Как это возместить? Очень просто. Вы берете обычный Peugeot Partner, и едете по клиентам с 15 заказами. И почти в каждом доме тебя хотят напоить чаем, рассказать что-то, посоветоваться, чаевые дать. Люди небогатые, но каждый дает тебе 30-35 рублей «без сдачи». 

И вот после такой поездки раз в полгода, – ты любишь своих клиентов, ты их обожаешь – они классные! У меня ни одного раза не было, чтобы клиент меня чем-то обидел, чтобы клиент был совсем не прав. Я мог опоздать или перепутать адрес – это правда, мог перепутать номер телефона, – не беда, клиенты все замечательные, я их очень люблю.

Алексей Фёдоров, «220 Вольт»: о мужском шовинизме в DIY, домострое, штопорах, проходных дворах, феминитивах и многом другом

София: А почему ты сам читаешь весь этот клиентский поток претензий? Ты считаешь, что по-другому видишь? 

Алексей: Ты правильные слова сказала,  –  я по-другому вижу. Отрыв – очень тяжелая штука, когда ты принимаешь идиотские решения, сидя в своем кабинете.

София: ну раз мы говорили о связи с реальностью - вот сейчас реальность была такова, что на местах губернаторы создавали препятствия бизнесу во время короновируса. Это были и вопросы с неправильными трактовками, и вопросы с неоправданными страхами. Ты говорил, что много сил уходило на урегулирование этих проблем. Как шла борьба? Удалось ли победить?

Алексей: Я просто помогал, как и все мы. Это было абсолютное чудо! Удивительно вспоминать, что всего 2 месяца назад у владельцев бизнеса было невероятное напряжение. И в этот момент объединились все коммерсанты. Все большие коммерсанты были вместе, и не было конкурентов, больших и маленьких. 

Как Таня Бокальчук правильно сказала – «звери на водопое», которые в пустыне в период засухи пришли пить воду, и они не едят друг друга. Мы все вместе, и у нас общая цель – защита от государства (причем государства не федерального). 

Федеральные власти  все понимали, они знают, что такое «дистанционная торговля» и они в Москве – у них опыт есть. А вот что творилось в регионах!  Нам просто приходилось их учить. Ведь в регионах как указы строились первое время – все брали указ Сергея Собянина, и через два дня выпускали на его основе местный, но более жесткий.

Была пара вариантов, когда в указе значилось «...и без интернет-торговли». Мы бились как черти, потому что надо было объяснить, что без интернет-торговли все просто подохнет. Где простому человеку чайник купить в случае поломки, когда он на «самоизоляции» находится дома? 
Удивительно вспоминать, что всего 2 месяца назад у владельцев бизнеса было невероятное напряжение. И в этот момент объединились все коммерсанты. Все большие коммерсанты были вместе, и не было конкурентов, больших и маленьких.

Это было во всех регионах – все давалось с боем. Мы доказывали на пунктах, что логисты с непродовольственным товаром могут проезжать. Был яркий случай, когда все фуры останавливались на въезде в Краснодарский Край бойцами Росгвардии, потому что было «запрещено ввозить непродовольственные товары». 

– Мы же интернет-торговля, уважаемые полицейские?
– Мандат – есть мандат!

Я себя чувствовал профессором  Преображенским, звонящим по телефону и требующим  «Дай же мне бумажку! Последнюю бумажку! Броню!».  Это было реально так. 

Или когда я звоню одному моему близкому товарищу и говорю – «у нас в одном южном регионе (уже не буду говорить в каком) огромные проблемы у всего екоммерса. ПВЗ все закрываются – с кем решать?». Он мне дает телефон какого-то человека - Руслана. После этого я его спрашиваю – «а Руслан вообще кто? Что за человек, какой должности?». Отвечает: «тебе какая разница – он все решает». 

Как сказал мне один очень умный товарищ – «режим ХЗ». 

София: Алексей, вот я у всех спрашивала - какой Леше вопрос задать, и все говорят «спроси, где он одевается». У тебя очень красивый гардероб - где ты выбираешь вещи и как ты их выбираешь?

Алексей: это очень сложный вопрос, потому что все вообще случайно. Я не шоплюсь вообще, у меня мало вещей и нет времени на это. Спасибо за комплимент огромное, мне очень приятно. Я знаю в чем может быть дело – когда начинаешь много бегать, да еще и много ходить, то многие вещи начинают тут же отлично на тебе смотреться, потому что худеешь.

София: Ты хочешь сказать, что ты ходишь в магазин, не чтобы себя порадовать?…

Алексей: Да не хожу я в магазин!

София: А где ты покупаешь одежду? В онлайне?

Алексей: да нет, я все время работаю-работаю и раз в год, совершенно случайно я захожу куда-то за рубежом и что-то себе покупаю. В России у меня практически нет времени. Я, как и многие мужчины, не люблю ходить в магазины.

У меня появилось, кстати, новое хобби – ходить по петербургским дворам. Это очень интересно. Правда, иногда меня выгоняли из некоторых дворов вахтеры. Петроградка потрясающая, особенно этой весной – никого нет, один я в маске ходил. 

Я знаю проходы, могу провести, если что. Там можно пройти 7-8 дворов подряд по переходам под арками и через всякие странные маленькие калиточки. Вам, москвичам, не понять. Я могу показать совсем иной Петербург, чем вы знаете.

Вот это времяпровождение замечательное, а ходить по магазинам... ну вот они закрыты сейчас и слава богу (поправка: слава богу – я в них и не ходил).




Читайте также: Михаил Гончаров, «Теремок»: об экономии на пластиковых вилках, конкурентах, американском рынке и многом другом




София: Давай выставку сделаем?

Алексей: Выставку можно сделать со штопорами. У меня в коллекции более 200 штопоров. Кстати, если вдруг у кого-то созреет вопрос – что мне подарить – подарите мне штопор!

Ольга: Так у вас такой уже есть в коллекции, наверное.

Алексей: Ну и что! Мы с коллекционерами меняемся. Я специально рассказываю, что я коллекционирую, чтобы людям было удобно, и чтобы они знали, что мне можно подарить. 

У меня есть много старинных штопоров и купленных в разных странах. Интересно в них скорей всего - места их приобретения. А еще у нас не издано ни одной книги о штопорах, хотя в некоторых странах таковые имеются.

Ольга: Где штопор, там и вино! Или они лежат просто – как экспонаты?

Алексей: Вообще, я к алкоголю я очень равнодушен. Я член питерского виски-клуба и знаю очень много про виски. Последний раз пил около двух месяцев назад.

Ольга: Алексей, я хочу спросить про бег – мы с Софией скандинавские ходоки. А Вы бегаете, правильно? Это серьезно?

Алексей: Я побегиваю. Сейчас, конечно же, будут ржать те, кто бегает по-взрослому, триатлон и вот это всё. Я побегиваю. 

София: У тебя просто планка высокая, наверное. С кем ты себя сравниваешь?

Алексей: Мы сейчас с вами можем человек 50 вспомнить из фэйсбучной тусовки, которые бегают большие дистанции. 

Ольга: Бегуны – одиночки, так ведь?

Алексей: Наоборот, это прекрасная тусовка бегунов! Ты бегун – ты мне друг, а ты друг бегуна – тоже мне друг.

Иногда  по 40 тыщ человек бежит за раз, на секундочку. Еще это прекрасное времяпровождение совместное, Кстати, иногда встречаемся на пробежке с партнерами и обсуждаем дела. Правда, некоторые бегают быстрее меня и я чувствую, что торможу их.

София: ну и главный вопрос, Леша, получается что ты успеваешь управлять большим бизнесом, продвигать на государственном уровне какие-то инициативы, ты еще бегаешь, коллекционируешь штопоры, коллекционируешь маски, читаешь в оригинале книги – как вообще все успевать? 

Алексей: Я ничего специального не делаю, но занимаюсь только тем, что мне действительно интересно. Конечно, бывает редко, когда что-то случается, но вообще, я, наверное, дошел до такого дзэна, что делаю только то, что мне интересно. Вот история политическая – это же хобби в чистом виде, мне же никто за это не платит. 

София: Как ты считаешь, каким человеком надо быть, чтобы быть лучшим на своем месте?

Алексей: Вообще сама первая история в клиентском сервисе – быть честным. Обещал привезти через пять дней – привези. Обещал через два часа – сделай через два часа. И дело вовсе не в цифрах. Пообещал – сделай. Нужно быть искренним и честным. Перед самим собой тоже. 

Обещал себе ходить в спортзал – ходи, не будешь ходить – не покупай абонемент.

* * *

Благодарим Алексея Фёдорова, совладельца и управляющего директора «220 Вольт», за участие в шоу «Blonde2Blonde». Полную версию эфира смотрите здесь

время публикации: 10:00  19 июня 2020 года
0
Теги: интервью, 220 вольт, строительные товары, e-commerce, COVID-19, NR LIVE


Реклама на New Retail. Медиакит
Подпишитесь на новости ритейла

Согласен с политикой конфиденциальности

Реклама на New Retail. Медиакит