0/5

Подпишитесь на новости ритейла

Я ознакомлен с политикой конфиденциальности и принимаю её условия

Деньги не пахнут или Как заработать на мусоре

Деньги не пахнут или Как заработать на мусоре
В апреле 1699 года прогрессивный правитель России Пётр I издал первый в стране указ о городской экологии — «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помёту на улицы и переулки». За его нарушение полагалась порка кнутом и взимание штрафа. Как водится, сильно чище русские города от этого закона не стали.

Прошло 316 лет, а мусорное законодательство в стране остаётся почти столь же «эффективным», как и распоряжение Петра.

Безлюдные пространства

Сегодня в России насчитывается 46 тысяч свалок, из них 30 тысяч — несанкционированные. Они занимают площадь в 4 млн гектаров: на этой территории поместится четыре острова Кипр, две Словении или одна Швейцария. Из 90 млрд тонн мусора, которые россияне производят за год, на переработку отправляется меньше 10% твёрдых отходов и меньше 40% отходов промышленности.

Это огромный теневой рынок. По словам бывшего заместителя руководителя Росприроднадзора, председателя партии «Альянс зелёных — Народная партия» Олега Митволя, из 9 млн тонн мусора, ежегодно вывозимого из Москвы на подмосковные полигоны, по документам принимается на утилизацию только десятая часть — меньше миллиона. Остальное сваливается где попало, а деньги уходят в карманы заинтересованных лиц. Схожая ситуация сложилась и в других регионах страны: сверхдоходы мусорного бизнеса привлекают как нечистых на руку чиновников, так и криминал. Внутри многих свалок сформировались собственные закрытые сообщества, состоящие из бомжей, гастарбайтеров и прочих маргинальных элементов, которые занимаются приёмом, сортировкой и уничтожением мусора.

Depositphotos_2096721_s.jpg

Основа грамотной переработки отходов — первичная сортировка — в России не сложилась вовсе. Причины кроются как в ментальности и типично советской узкой зоне комфорта, которая заканчивается на пороге собственной квартиры, так и в том, что отечественные дома массово оборудованы мусоропроводами, гробящими идею раздельного сбора мусора на корню. Поэтому сортировкой обычно занимаются в конечных точках мусорных маршрутов, что, мягко говоря, неэффективно.

Проблемы российского мусора скрыты и в бюрократии. Для того чтобы легально выйти на рынок переработки отходов, необходимо получить лицензию: например, для запуска пункта приёма металла нужно иметь 500 кв. м складской площади, дозиметр, магнит, пресс и обученный персонал со всеми документами. Для переработки прочего мусора требования ещё строже. В итоге все мусорные стартапы упираются в те же самые дикие свалки и экологически вредные мусоросжигательные заводы. Последних в стране 40 штук, а, по данным Greenpeace, за год всего три московских завода по сжиганию мусора выбрасывают в воздух 161 грамм опаснейшего канцерогена диоксина — в два раза больше, чем вся промышленность Германии.

То, что российские города ещё не полностью утопают в мусоре — заслуга в основном муниципальных служб. Однако и в этой сфере есть место для цивилизованного бизнеса.

Деньги не пахнут

Частные предприниматели неоднократно пытались выйти на рынок переработки отходов в России, но справиться с дикими законами отечественных свалок им так и не удалось. Зато некоторые нашли себя в более узких нишах мусорного бизнеса.

Относительно крупные инвесторы начали с регионов, где несколько компаний в 2000-х запустили долгосрочные проекты по сбору и утилизации отходов. В их планы входило как налаживание логистической сети, так и строительство сначала современных полигонов, а затем и перерабатывающих заводов. Создание с нуля подобной системы в одном крупном городе реально обошлось в $10-20 млн — втрое ниже ожиданий потенциальных игроков рынка, и в эту сумму вошли как затраты на инфраструктуру, так и масштабная подготовка персонала.

Рентабельность мусорного бизнеса впечатляет. Так, в 2009 году самая доходная компания российского рынка мусора — ООО «Энергетика и технология» — обогнала по рентабельности «Роснефть» и Магнитогорский металлургический комбинат, а почти вся остальная десятка русских мусорщиков оказалась рентабельнее крупнейших ритейлеров — «Магнита» и «Евросети». Отходы — действительно золотая жила для тех, кто может её оседлать.

Depositphotos_57136919_s.jpg

В крупнейших городах существует ещё одна вариация работы с отходами: раздельный сбор мусора и утилизация потенциально опасных бытовых предметов — батареек, ртутных ламп и прочего. В эту нишу охотно идёт молодёжь, и иногда им даже удаётся выстроить работающую модель. Пункты раздельного приёма бытовых отходов вошли в моду как одна из разновидностей хипстер-бизнеса, наряду с магазинами фермерских продуктов, хэнд-мейд одеждой и велопрокатом.

Ну а простейшие, атомарные частицы системы утилизации отходов — пункты по сбору пустых бутылок и металлолома — давно и хорошо известны в нашей стране. Например, предприятия по утилизации принимают алюминиевые банки по 80-85 копеек за штуку, в то время как в пунктах приёма за банку платят 22-25 копейки: готовые сверхприбыли! Похожим образом дела обстоят и с бутылками, и с чёрным, и особенно с цветным ломом.
    
Человечество против мусора

«Наш папа работает в мусорном бизнесе», — так интересующимся обычно отвечали дети Тони Сопрано, главы крупного мафиозного клана в одноимённом телесериале. Действительно, переработка мусора в США давно и прочно контролируется мафией, в основном итальянской. Местный криминалитет держит отрасль в своих руках и умело направляет денежный поток куда надо.

Но на американском рынке нашлось место и для легальных мусорщиков. Как водится, среди них есть свои легенды — например, владелец крупнейшего в мире сервиса утилизации отходов 1-800-Got Junk Брайан Скудамор, который в студенчестве вложил в открытие бизнеса $700, а сейчас оборот его компании достигает $100 млн в год. Или владелец кафе в штате Мэн Стэн Сильвер, нашедший в подвале 300 мешков с пустой тарой общей ценой в $5 тыс: эта находка позволила ему сохранить убыточный бизнес.

Стеклянная, металлическая и пластиковая тара принимается в американских магазинах по 5 центов за одну бутылку или банку, что даёт бездомным возможность неплохо жить. Пустая тара — самый распространённый мусор на улицах городов США, ежегодно американцы выбрасывают 80 миллиардов банок и 40 миллиардов бутылок. На этом выстраивают своё дело многочисленные небедствующие сборщики: так, жители Нью-Йорка могут заработать на таре — и зарабатывают — до $100 в день. Они даже пытались организовать свою ассоциацию, но так и не смогли пробиться через местную бюрократию.

Depositphotos_11422763_s.jpg

В Европе же практикуют совершенно иной подход к утилизации мусора. Там всё направлено на технологичность, экологичность и эффективность — и в итоге огромный регион, несколько столетий назад славившийся безумной антисанитарией, сегодня стал самым чистым урбанизированным местом планеты. В городах повсеместно внедряются огромные подземные баки для хранения прессованного мусора, откуда его периодически вывозят на переработку, а раздельный сбор отходов уже стал правилом хорошего тона.

Как всегда отличился Китай, который импортирует огромные объёмы мусора и использует его для получения электричества и прочих радостей. Китайцы давно страдают от недостатка ресурсов, и одними из первых догадались использовать полезный потенциал отходов. Мусор в страну ввозится со всего мира — и все участники сделки, похоже, вполне довольны.

Профессионалы мусорного бизнеса мрачно шутят: «если мы ослабим хватку, он нас завалит». Сейчас человечество производит примерно 35 миллионов тонн мусора в день — и если земляне не придумают эффективный и безопасный способ его уничтожения, нам, похоже, придётся воспользоваться рецептом из мультсериала «Футурама» и отправлять мусор в космос. Всё лучше, чем жить на свалке.

Мечтал о чистой планете Алексей Максимук

время публикации: 14:00  09 апреля 2015 года
0
Теги: бизнес

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться:  
Неделя легпрома-2018
Спецпроекты
Интерткань