0/5
Лия Левинбук, АКИТ: о коммуникации бизнеса и власти, о принципах работы ассоциаций и об «американской мечте»

Лия Левинбук, АКИТ: о коммуникации бизнеса и власти, о принципах работы ассоциаций и об «американской мечте»

Лия Левинбук, АКИТ: о коммуникации бизнеса и власти, о принципах работы ассоциаций и об «американской мечте»
7 августа в эфире NR LIVE состоялась очередная серия шоу «Blonde2Blonde». В гостях у ведущих побывала Лия Левинбук, вице-президент АКИТ. Мы поговорили о том, как работают ассоциации и в чем их основная цель, зачем нужен GR, и почему «волшебная» записная книжка не работает, а еще – о правильных служебных романах и о зыбкости «американской мечты».
* * *

Лия, ты из семьи нефтяников и твой дедушка писал учебники по гидравлике, которые до сих пор востребованы во всем мире. Твой папа занимался модернизацией нефтеперерабатывающего завода и получил массу патентов. Как случилось, что ты  захотела стать юристом и бухгалтером?

– Меня все детство готовили стать нефтяником, потому что это «поколенческая» история. Нефтяная отрасль это, в некотором роде, дело семейное и не только в России, – во всем мире. Все крупнейшие нефтяные компании являются семейным бизнесом. В моем случае это тоже не исключение – у меня все родственники из нефтяной отрасли.

И меня тоже готовили к работе в данной сфере, я даже планировала стать инженером-технологом. Затем, в подростковом возрасте, передо мной встал выбор – иду я по стопам своих родных, или занимаюсь чем-то совершенно другим. Учитывая, что всю свою жизнь связать с нефтяными установками я не планировала, был выбран другой путь. Поступила я в итоге на юридический факультет, но в институт Нефти и газа. 



А инженер-технолог – это как? Например, где-то прорвало трубу, и ты обуваешь резиновые сапоги и едешь туда устранять аварию?

– Не совсем так. Инженер-технолог именно в нефтехимии. Это касается переработки нефти и того, что мы активно потребляем. К примеру, пластиковая продукция, которой все мы пользуемся – это все как раз нефтехимия.

Лия, а у тебя есть братья или сестры? В том смысле, что из-за твоего отказа идти по стопам родных, преемственность прервалась?

– Я единственный ребенок в семье, но у меня очень много двоюродных братьев и сестер, и как раз они продолжили эту семейную «нефте-газовую» профессиональную традицию. 

Расскажи о своем американском периоде, – ты ведь в Сан-Франциско изучала искусство, культуру Америки?

– Я поехала в США, в первую очередь, изучать английский язык. Планировалось, что первый год у меня будет пробным, а затем я уже буду понимать, продолжу ли обучения в Америке в дальнейшем или нет. Но, в итоге, я не смогла там жить. 

Во-первых, мне там было тяжело, и я сильно тосковала по дому. Также я поняла, что мне придется заново переучиваться с нуля, если я планирую там остаться. Несмотря на мой диплом юриста, имеющий международный статус, мне было необходимо заново пройти местное обучение, чтобы работать юристом в Америке. На такое переобучение ушло бы 7 лет, и тогда мне казалось, что это гигантский срок. Целая вечность! Мне казалось, что за такое время я смогу построить карьеру и на родине. 

Сейчас я рада, что не осталась там, потому что тогда я бы не встретила своего мужа.

В Америке ты хотела стать именно адвокатом, верно?

– Да, я  являлась жертвой американских сериалов (смеется) – и конечно, я хотела стать адвокатом!

Ты сказала, что тяжело жить в Америке, если ты там не родился. В чем заключаются основные сложности для приезжих?

– Я даже больше скажу, мне кажется, что в США тяжело именно русским. Это моя субъективная точка зрения, касающаяся именно меня. Недавно вышел хороший сериал – The Morning Show (Утреннее Шоу, 2019 год), который хорошо описывает как раз наши различия с американцами.

Да, если говорить о политике – там победила демократия, если смотреть на жизнь – то победило меньшинство (не сексуальное, а в целом). Там очень активно продвигаются различные взгляды и очень легко «оступиться», если ты там не родился. Последствия могут повредить не только репутации, но и обернуться тюремным сроком. 

Вот эта грань, которой ты не чувствуешь, как приезжий, и является главной и даже непреодолимой проблемой. Я постоянно боялась что-то не так сказать или не правильно поговорить с полицейским. Возможно, я немного преувеличиваю эту проблему, но так я это чувствовала. 

Америка еще и исключительно консервативная страна. До сих пор живо понятие «старые деньги», то есть состояние, нажитое очень давно, поколения назад. Даже американцы пытаются попасть в «старый свет», но это сложно. Существуют закрытые клубы. Конечно, ты можешь приехать и просто жить и работать, к примеру, в Силиконовой долине. Но, если ты хочешь действительно кем-то стать в Америке, нужно там родиться.

И всё же, несмотря на всё это, я безумно влюблена в Америку, в Калифорнию.




Читайте также: АКИТ: Из-за новых требований к транспортировке продукции стоимость доставки может вырасти в два раза




Какие шансы попасть в американскую адвокатскую тусовку человеку, приехавшему из России?

Шансы есть, – нужно просто быть умным, ну и закончить одно из учебных заведений «лиги плюща» (это приоритет). Вообще, в Америке тебя оценивают не только по тем оценкам, которые ты получил при завершении обучения на экзаменах, но и смотрят на то, как ты учился в течение года – это важно. Это говорит о том, умеешь ли ты стабильно системно работать. И такая система оценки мне понравилась больше, чем в России. 

К примеру, если во время обучения преподаватель видит в тебе потенциал, то он будет с тобой заниматься во внеурочное время, причём совершенно бесплатно. 

Сейчас многие говорят про Америку, а какая главная иллюзия у тех, кто хочет туда уехать?

– Иллюзия в том, что там будет просто – это не так. И да, нигде в мире, а тем более в США, тебя никто не ждет. 

Даже при условии, что ты приехал в Америку с деньгами, ты все равно никто. Нужно заработать себе репутацию, а деньги в этом помогают не всегда. Проход в любое объединение, поиски работы – это всегда сопровождается рекомендациями.

И на мой взгляд, больше возможностей чего-то добиться всегда в той стране, где ты родился.

В Америке вступают в ассоциации?

– В США лоббизм вообще законодательно урегулирован. Да, конечно, там есть бизнес-объединения. Если говорить про торговлю, что там есть National Retail Federation – это крупнейшее в мире бизнес-объединение, куда вступают и европейские компании. 

Мы сейчас говорим про ассоциации, но, возможно, многие наши читатели не вполне понимают, как это все устроено. Можешь объяснить в двух словах?

– Если говорить про Россию, то да, мы еще очень юны в плане лоббизма и GR. Если вспомнить 90-е годы, то там был несколько иной тип «лоббизма», тогда этих людей называли «решалами». Слава богу, мы от этого уже отошли, и поколения сменились. Сейчас активно зарождается «правильный» лоббизм. Когда людьми, выступающими от различных сфер бизнеса на площадках, поднимаются и решаются те или иные отраслевые вопросы.

Особенно подъем таких объединений произошел в период ковида, когда бизнесы поняли, что им необходимы свои союзы, отстаивающие их права.

В АКИТ сейчас состоит 56 компаний, и мы понимаем, как должен выглядеть рынок и пытаемся его строить своими руками.

В острый ковидный период, когда поменялись все правила регулирования, было много непонятного и даже нелогичного, мы стали открытым объединением, которое защищает права отрасли и помогает компаниям. По этому пути пошли многие объединения, потому что это был форс-мажор, и нужно было действовать.

Мы занимались не только вопросами регулирования, но и совершенно понятными, «ручными» вещами. Так, например, практически вручную составляли списки сотрудников компаний для пропусков. Им было необходимо работать, и мы в АКИТ формировали поимённые списки. 

Лия Левинбук, АКИТ: о коммуникации бизнеса и власти, о принципах работы ассоциаций и об «американской мечте»

Сейчас появляются небольшие объединения, которые заявляют, что они могут обойтись без плотного контакта с органами власти. Возможно ли наладить эффективную работу без такого диалога?

– Без диалога с органами власти это не ассоциации, а, скорей, клубы по интересам.

Ассоциации четко направлены на представление своей позиции для урегулирования. Какие будут урегулирования, такими будут и издержки у бизнеса – большие или маленькие, будет торговать легко или сложно. Это все проводится только через бизнес-объединения, и никогда не достичь результата без прямого контакта с властью.

Каким компаниям на сегодня нужны GR-специалисты? И кто такой вообще грамотный GR-специалист?

– Сложный вопрос. Во-первых, такой специалист совершенно точно нужен крупным компаниям. Когда компания достигает больших размеров и « упирается» в некий потолок (часто возникающий из-за регуляторных решений), тут уже необходимо менять регулирование и объяснять, почему это необходимо. Таким компаниям нужен не просто GR-специалист, а целый департамент.

Небольшим компаниям и ИП можно просто вступать в соответствующие объединения и помогать влиять на условия работы их бизнеса.

Что же должен уметь делать специалист по Government Relations? Есть такое заблуждение, дескать, зная несколько влиятельных людей, можно договариваться по разным вопросам… 

– Да, действительно, это большая проблема – так все еще думают многие. Однако знакомства не делают человека GR.

Во-первых, желательно наличие юридического и экономического образования. Это люди, хорошо знакомые с экономикой и юриспруденцией, умеющие читать и составлять документы. Второй важный навык – это умение грамотно аргументированно объяснить на совещаниях позицию бизнеса. Хороший специалист умеет получить результат с помощью различных подходов.

А как же записная книжка? Это уже не так важно сегодня?

(Смеётся) Записная книжка – это такая ерунда! Приведу один простой пример. 

За мое время работы в ассоциации четыре раза менялось Правительство РФ, а с приходом нового человека – меняется весь состав. Все, что мы делали ДО смены государственной власти – обнуляется и нужно готовить заново. Нужно опять проходить весь путь с начала и, скорей всего, результат будет совершенно иным.

И получается, что записную книжку нужно создавать заново, заново выстраивать систему контактов. 

Давай поговорим о любви. Как вы познакомились с мужем?

– Я тогда руководила НАСТ – Национальной ассоциацией сетевой торговли, которой сегодня уже не существует, к сожалению. Артем был исполнительным директором АКИТ. Мы долго ходили на одни и те же совещания, но особенно друг на друга тогда не обращали внимания. Пересеклись мы на радио Медиаметрикс, на котором я вела канал «Торговое дело». 

Я пригласила Артема на эфир и умудрилась опоздать на 15 минут. Он очень переживал, и был рад тому, что я всё же пришла. В итоге, после этой истории у нас и завязались романтические отношения.

Лия Левинбук, АКИТ: о коммуникации бизнеса и власти, о принципах работы ассоциаций и об «американской мечте»

У нас в истории шоу «Blonde2Blonde» еще один служебный роман!

– Я считаю, что служебные романы – это прекрасно. Кстати, в Америке ты должен всех предупредить о том, что находишься в отношениях с коллегой. Хотя, в нашем случае нам также пришлось сообщить нашим руководителям, когда отношения перешли в разряд серьезных, потому что интересы компаний могли быть противоположными.

Тогда еще Алексей Федоров, не зная про наши отношения, мне сделал предложение перейти в АКИТ.

Как Алексей отреагировал на то, что ты и Артём теперь вместе?

– Мы ужасно переживали, пришли к Алексею с повинной и сказали, что он может отозвать свое предложение. Но Алексей совершенно неожиданно ужасно обрадовался. 

«Как здорово! Вы ведь теперь 24 часа в сутки можете работать!». И его слова оказались пророческими. Мы и на самом деле, с Артёмом работаем круглые сутки. 

В НАСТ, наверное, обиделись из-за твоего ухода?

– Конечно, на меня тогда обиделась вся ассоциация.

Сложно говорить «нет, я все равно уйду», когда столько всего сделано и выращено в организации?

– Мне не было сложно говорить «нет», потому что в новой ассоциации Алексей предложил мне вести столько новых проектов, на что и я и купилась в итоге (смеется).

Пришло время спросить, что же ты коллекционируешь, но, наверное, уже все понятно – ассоциации..?

– Нет, какие-то материальные объекты я не коллекционирую. Свободное от работы время (если бывает) я провожу со своим мужем, потому что он для меня еще и хороший друг. Мы много разговариваем и планируем. Наверное, мы коллекционируем мечты!

Благодарим Лию Левинбук, вице-президента АКИТ за участие в шоу «Blonde2Blonde». Полную версию разговора смотрите здесь

время публикации: 09:30  13 августа 2020 года
0
Теги: интервью, АКИТ, интернет-торговля, НАСТ, ассоциации


Реклама на New Retail. Медиакит
Подпишитесь на новости ритейла

Согласен с политикой конфиденциальности

Реклама на New Retail. Медиакит