0/5
Подпишитесь на новости ритейла

Я ознакомлен с политикой конфиденциальности и принимаю её условия

Уголовная ответственность в области криптовалют в Российской Федерации

Уголовная ответственность в области криптовалют в Российской Федерации
Говорить о значимости заявленной темы излишне. Почти каждая статья, посвященная правовому регулированию криптовалют, буквально взывает нас с максимальной серьезностью подойти к этому вопросу и напоминает нам о том, что разрыв между законодательной мыслью и развитием информационных технологий с каждым днем увеличивается в геометрической прогрессии.

Именно поэтому авторы настоящей статьи будут говорить не столько о проблемах правового регулирования криптовалюты, сколько о возможности квалификации деяний с использованием цифровой валюты в качестве преступных в рамках действующего уголовного законодательства РФ. 


Скрытый майнинг 

Ввиду относительно высокой разработанности зарубежных технологических и правовых механизмов наиболее яркие преступные деяния в области криптовалюты известны практике иностранных государств. 

Так, в конце 2017 года в Буэнос-Айресе обнаружилось, что в местной сети кофеен Starbucks осуществлялись так называемые атаки «Man-in-the-Middle» . 

Иными словами, злоумышленники перехватывают незащищенный трафик, проходящий через точки доступа в публичный wi-fi, и вставляют в него криптоджекинг-скрипты, позволяющие осуществлять скрытый майнинг криптовалюты при помощи подключившихся к общественной сети устройств. 

Очевидно, что перехват трафика предполагает получения доступа к информации, поэтому в данном случае «напрашивается» квалификация по ст. 272 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации. 

Однако квалификация по ст. 272 УК РФ в рассматриваемой ситуации невозможна по причине того, что предметом преступления является именно компьютерная, а не цифровая информация и деяние считается преступным только если повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации. При скрытом майнинге ничего из названного может не происходить. 

И что же получается законодатель разрешает осуществлять скрытый майнинг, используя чужие девайсы? 

Видится, что действия злоумышленников можно квалифицировать как причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана (ст. 165 УК РФ).

С этой точки зрения показателен отечественный пример скрытого майнинга. 

В середине декабря 2017 года правоохранительные органы задержали системного администратора Центра управления воздушным движением в подмосковном аэропорту Внуково. Он на рабочем месте собрал ферму для майнинга криптовалюты и подключил ее к электросети. Подозрения руководства центра вызвали скачки напряжения в сети, и оно обратилось в ФСБ.

И в аргентинской кофейне, и в российском аэропорту процесс майнинга связан с расходованием дополнительной электроэнергии, что и будет являться имущественным ущербом. 

Уголовная ответственность по ст. 165 УК РФ наступит лишь в том случае, если удастся доказать, что злоумышленники потребили электричество на сумму более 250 000 рублей. 

Уголовная ответственность в области криптовалют в Российской Федерации


Компьютерные вирусы – средство получения криптовалюты 

Нередко майнинг криптовалют, требование передать криптовалюту, тайное и иные виды хищения  криптовалюты осуществляются путем использования определенных вредоносных компьютерных программ (черви, троянские кони, кейлоггеры, руткиты и др.). 

В таком случае злоумышленники совершают преступление, предусмотренное ст. 273 УК РФ («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ»).

Состав преступления, предусмотренный ст. 273 УК РФ, также будет вменяться и тем лицам, которые незаконно требуют передать чужие криптовалюты, используя при этом DDoS-атаки. Несмотря на то, что действующее законодательство и отсутствие какой-либо позиции Верховного Суда РФ не позволяют должным образом оценить эти деяния как вымогательство – поскольку угроза уничтожения компьютерных систем не является признаком этого преступления – в судебной практике встречаются приговоры, в которых требования передачи имущества под угрозой совершения DDoS-атаки оценивались как совокупность вымогательства (ст. 163 УК РФ) и использование вредоносных программ (ст. 273 УК РФ). (Приговор Хорошевского районного суда города Москвы от 01.12.2014 по делу N 1-587/2014 г.)


Рыночные манипуляции с криптовалютой

Комиссия по ценным бумагам и биржам США совместно с ФБР достаточно давно занимается расследованием ситуаций с распространенными схемами Pump&Dump (P&D)  в области криптовалют.

Схема заключается в следующем. Трейдеры объединяются в группы в Telegram или Discord, число членов которых достигает нескольких тысяч человек. Затем они выбирают определенную криптовалюту, не имеющую особой ценности и перспектив (такие криптовалюты называют «shitcoin») и начинают одновременно скупать ее, тем самым искусственно взвинчивая курс. Это приводит к тому, что в эту валюту вкладываются жертвы злоумышленников и безвозвратно теряют вложенное. 

Не вызывает никаких сомнений обоснованность квалификации описанной схемы по ст. 159 УК РФ - мошенничество. Хищение денежных средств (именно денежных средств, а не криптовалюты) происходит путем введения лиц в заблуждение относительно перспективности и реальной ценности криптовалюты. 

Статья 185.3 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за манипулирование рынком. И, казалось бы, описанный нами выше пример – это классический пример манипулирования рынком. 

Более того, еще в 2000 году ФКЦБ прямо называет схему Pump&Dump как вид рыночной манипуляции . 

Однако диспозиция статьи сформулирована таким образом, что для квалификации названной схемы в сфере криптовалют по ст. 185.3 УК РФ необходимо установить, что криптовалюта является финансовым инструментом, иностранной валютой или товаром, чего из ФЗ «О рынке ценных бумаг» от 22.04.1996 №39-ФЗ не следует. 

И вот тут мы приближаемся к главному вопросу. 




Читайте также: Применение блокчейна в ритейле




Хищение криптовалюты не юридический оксюморон

Популярным способом хищения криптовалюты является технология фишинга (phishing), не предусматривающая контакта злоумышленника и жертвы, в основе которой находится рассылка писем на электронную почту владельцев криптовалюты о том, что они якобы стали победителями какой-либо акции. Если владелец переходит на свой кошелек по ссылке, отраженной в этом письме, его данные отсылаются злоумышленникам. Далее единицы криптовалюты потерпевшего без его ведома перемещаются на электронные кошельки, подконтрольные виновным, причем нередко производится коррекция страниц с историей доступного баланса с целью скрыть хищение. 

В науке уголовного права существует достаточно популярное мнение, что предметом преступлений, закрепленных в главе 21 УК РФ - преступления против собственности, является имущество или право на имущество. При этом понятие предмета посягательства рассматривается в полном соответствии со ст. 128 ГК РФ и якобы криптовалюта не является объектом гражданских прав, и, следовательно, не может являться предметом хищений. 

Не позволяя себе согласиться с высказанной точкой зрения, отметим, что подобный подход оставляет, очевидно, противоправные действия без надлежащей реакции со стороны государства. 

Ключевым аргументом нашей позиции является решение Девятого арбитражного апелляционного суда г. Москвы, который признал криптовалюту имуществом, обязав должника передать конкурсному управляющему доступ к криптокошельку, чтобы включить его в конкурсную массу.

В связи с вышесказанным хищение криптовалюты является преступлением и подлежит квалификации с учетом иных элементов составов преступлений и может быть квалифицировано по ст. 158 УК РФ, ст. 159 УК РФ, ст. 160 УК РФ, ст. 162 УК РФ и т.д. 

В заключение хочется отметить, что разработка правовых механизмов в области криптовалюты нужна, как минимум, для того, чтобы облегчить процедуру доказывания и расширить возможный инструментарий правоприменителя по привлечению «криптозлоумышленников» к уголовной ответственности. 

Дмитрий Алексашин - старший юрист АБ «Забейда и партнеры»,
эксперт сообщества юристов цифровой экономики BCL
 
и Артем Саркисян - юрист АБ «Забейда и партнеры»,
эксперт сообщества юристов цифровой экономики BCL


время публикации: 10:00  11 Марта 2019 года
0
Теги: законодательство, криптовалюта

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться:  
Клеверенс Маркировка
projectline.ru