0/5

Параллельный импорт в fashion индустрии: контрафакт, репутация и кулуары

Параллельный импорт в fashion индустрии: контрафакт, репутация и кулуары
время публикации: 10:00  01 сентября 2022 года
Про параллельный импорт в разных индустриях уже несколько месяцев не говорит только ленивый. В каждой из них свои особенности и нюансы. Давайте разберемся, что происходит в индустрии моды, то есть с брендами одежды, обуви и аксессуаров.
Параллельный импорт в fashion индустрии: контрафакт, репутация и кулуарыОльга Штейнберг, аналитик, автор ТГ-канала, подкаста и агентства Fashion прокачка.

Первый момент. Параллельный импорт, если мы представляем себе его как закупки со свободного склада, возможен не в настолько больших объемах, чтобы покрыть полностью прежние объемы спроса на товары того или иного бренда. 

Дело в том, что просто взять и закупить определенное количество товара невозможно, так как все поставки брендов крупным ритейлерам или своим представительствам/собственным офисам происходит по предварительному заказу. Даже в монобрендах есть байеры, которые делают закупки своего же бренда с учетом особенностей спроса региона, в котором они работают, объемами, которые необходимы для удовлетворения локального спроса. По этим заказам товар производится брендом. Если официальных заказов нет, то и товар этот не производится. Так называемый «свободный склад» имеется не у всех брендов, это попросту невыгодно для компании – производить «впрок», авось, кто купит.

Второй момент. Если дистрибьюторы и ритейлеры работали с брендами, это значит, они долгие годы выстраивали с ними деловые отношения, и завоз одежды партнеров «в обход», без их разрешения, означает конец репутации и сжигание всех мостов. А на возобновление полноценного бизнеса все-таки все еще надеются. Соответственно, если какие-то «ушедшие» бренды и продаются где-то еще, это скорей всего означает, что договорились где-то «в кулуарах», неофициально.

То же самое касается и маркетплейсов и мультибрендовых магазинов. Если им важна собственная деловая репутация, то скорей всего они не будут заниматься параллельным ввозом продукции. Будут пробовать договариваться полуофициально, под другими брендами, как-то еще. Сейчас все игроки рынка находятся в переходном периоде, пытаются создать новые формулы, схемы и правила работы. 


Какие схемы работы уже действуют?


● Передача прав, продажа бизнеса близким партнерам внутри РФ. Поставки продолжаются, в целом механизмы остаются прежними.

● Закрытие официального российского офиса и собственных монобрендовых магазинов, но при этом сохранение франчайзинговых торговых точек. Таким образом бренд фактически остается в стране, закупки могут быть разные у разных франчайзи, поставки они обеспечивают сами. Также параллельно могут быть организованы онлайн продажи бренда на маркетплейсах.

● Полное закрытие всех магазинов, включая франчайзинговые, но при этом сохранение продаж через мультибренды и маркетплейсы. Здесь мы видим, что на такие схемы идут даже вертикальные ритейлеры, которые традиционно производят товар для определенных торговых площадей. 

Конечно, есть и предприниматели, вставшие на путь параллельного импорта. Они активно занимаются ввозом товаров разных брендов из других стран, через партнеров, вторые руки. Если это товар, действительно, оригинальный, то логистика и сложности с банковскими переводами, приводят к его удорожанию. Так что, когда мы видим в продаже товар под известным брендом, но дешевый – к нему возникают резонные вопросы, как такое возможно.

Пожалуй, на данный момент ориентировочная цена товара – это единственный критерий, на который хоть как-то можно полагаться, при определении контрафакта. И то не слишком надежный.

Параллельный импорт в fashion индустрии: контрафакт, репутация и кулуары

Завоз одежды брендов масс-маркета, ушедших с рынка, также невозможен в больших объемах. Бренды Inditex, H&M, Uniqlo производят коллекции исключительно под собственные торговые площади. Нет площадей – не производится одежда. То, что мы видим сейчас на маркетплейсах, это либо остатки ушедших или уходящих брендов, либо какие-то официально-неофициальные договоренности с ними же о небольших поставках. 

Так, например, когда на Lamoda начали продавать Massimo Dutti, платформа официально заявила, что они «по-прежнему работают с брендами или их официальными дистрибьюторами только напрямую». Есть информация, что некоторые бренды, действительно, планируют продажи остатков на Lamoda и продумывают варианты дальнейшего сотрудничества. Так по-прежнему здесь можно купить и известные спортивные бренды. Просто выбор меньше, меньше новинок и инновационных моделей, и материалов. 

Wildberries уже активно продает стоки, купленные у брендов, покинувших российский рынок. Маркетплейс нередко слышит упрёки в свой адрес относительно недостаточно активной борьбы с контрафактом, и тема параллельного импорта делает эти разговоры еще более актуальными. Так, если покупатель видел коллекцию марки в офлайн-магазине, может сравнить позиции и цены на маркетплейсе и в магазине – это одно, а когда вещи будут поступать по схеме параллельного импорта и сравнить будет не с чем, проблема подделок встанет остро.




Читайте также:  Российские интернет-ритейлеры просят продлить параллельный импорт на 2023 год




Так, если, например, посмотреть там позицию кеды Vans (официально приостановили свою работу в РФ еще в марте), то по цене понятно, что это не оригинал. Купить оригинальную обувь бренда даже на распродаже за 1800 рублей – невозможно. А на WB они есть именно по этой цене, и даже чуть дешевле. Кеды бренда по полной цене – от 9000 руб., на распродаже на данный момент сложно найти много позиций, но не дешевле 4500 руб. 

Оригиналы есть по-прежнему у мультибрендов, которые всегда их продавали, таких как, например, Street Beat. Для них завозить подделку – значит убить репутацию среди своей аудитории, и вряд ли они на этой пойдут. Там же сейчас можно купить оригинальный Converse, Nike, Adidas, Puma. 

Да, мы можем видеть «ушедшие» бренды на многих маркетплейсах, но точно сказать, это подделка или настоящие товары, завезенные по параллельному импорту или по договоренности с брендом, никто, кроме самих продавцов, сказать точно не может. Прозрачности на данный момент нет никакой.

Параллельный импорт сам по себе, если бы мы точно знали, что будет завозиться оригинальный брендовый товар, не увеличит количество контрафакта. А вот непрозрачность поставок при этом разрешении, нечестность предпринимателей – да. Предсказать объемы роста контрафакта невозможно на данный момент. Государство делает попытки «спасти» ситуацию, которая создана им самим, возлагая ответственность на маркетплейсы, и продолжая тему с маркировкой. Посмотрим, что будет дальше. 

Ольга Штейнберг, 
аналитик, автор ТГ-канала, подкаста и агентства Fashion прокачка.

Для New Retail


0
 
Реклама на New Retail. Медиакит
Close
Email
Подпишитесь на нашу рассылку и самые интересные материалы будут приходить к вам на почту
Нажимая «Подписаться» вы принимаете условия политики конфиденциальности