0/5
Подпишитесь на новости ритейла

Я ознакомлен с политикой конфиденциальности и принимаю её условия

Кричащая и броская: какой была дореволюционная реклама в России

Кричащая и броская: какой была дореволюционная реклама в России
Дореволюционные фотографии Москвы иногда оставляют зрителя в странном замешательстве – на фасадах буквально нет живого места от рекламы и бесконечных вывесок. Мебель соседствует с вином, мясо - с услугами цирюльника, а лакируется все писчебумажным магазином.

«А я обучался азбуке с вывесок, листая страницы железа и жести», - гордо заявлял Маяковский. Два-три поколения столичных мальчишек именно так зазубривали свои первые печатные слова.

Слово «реклама» в начале XX века уже прочно вошло в русский лексикон. Словарь Павленкова, увидевший свет в 1907 году, сообщал: «Реклама - всякая чрезвычайная попытка обращать на себя общее внимание; обыкновенно для этого прибегают к оригинального содержания газетным объявлениям и уличным афишам». Чтобы донести нужные сведения до целевой аудитории, производители использовали весь арсенал доступных средств – плакаты, баннеры, вывески, упаковку, листовки, рекламу в газетах.

До революции не стеснялись ставить на службу рекламной индустрии самые эффектные фасады. Гигантская стена восьмиэтажного доходного дома Афремовых у Красных ворот уже через год после постройки, в 1905 году, была украшена баннерами «Шоколад с молоком Эйнем»,  «Цветочный одеколон товарищества Брокар продается везде», «Художественная мебель Балакирева», «Ежедневная газета «Вечерняя почта» и «Фабриканты лучших часов Сергея Рогинского сыновья». Воскресным утром горожане отправлялись в Московский зоологический сад и встречали на входе плакаты чудовищных размеров: «Мыло молодости. Секрет красоты А.Сиу и Ко», «Детские наряды Попова», «Воды Ланина».

Кричащая и броская: какой была дореволюционная реклама в России

Пестрота московской рекламы, закрывающей памятники архитектуры, заставляла газеты ворчать. От «Русского слова» досталось члену городской управы Урусову: «Тогда как Л.Г.Урусов готов всю Москву уставить палатками, киосками, ящиками и т.п. для производства торговли различными предметами, отдел благоустройства, конечно, с обезображением Москвы мириться не может.  Не так давно Л.Г.Урусов разрешил газетные стоянки у трамвайных станций-павильонов. Очень быстро газетчики совершенно испортили эти станциями своими лотками и ящиками».

Династия Шустовых, производившая коньяк, помещала рекламу алкогольных напитков на вагонах трамвая и конки. В годы Первой мировой войны продукция Шустовых  завуалировано предлагалась в газетах и журналах. Из уст французского сержанта якобы звучала фраза: «Ходи веселей. Мне тут невеста из России Шустовского коньяку всего бутылку прислала, так что я не имею возможности угощать вас – должны и без коньку веселыми быть, недаром вы – французы». В 1910 году шутовские умельцы помещали в газетах стихотворения, вторящие лермонтовским строчкам:

«Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит».
И моим овладевают духом
В миг один прохлада и простор,
И ловлю я изощренным слухом
Этих звезд интимный разговор.
Говорит мерцающей соседке
Полунощная блестящая звезда:
«На земле, там радости не редки,
Мы же их не знаем никогда.
Суждено нам недреманным оком
Видеть только радости других,
Между тем, как на посту высоком
Не дано нам радостей своих.
А внизу, на маленькой планете,
Лишь захочет, может смертный всяк
Пить без меры дома и в буфете
Превосходный Шустовский коньяк.

Истошно кричащая и броская: какой была дореволюционная реклама в России


Вся московская реклама рубежа XIX-XX века, истошно кричащая, броская, вызывала желание подняться с дивана и немедленно отправиться в магазин, если, конечно, доход позволял:

Хорошо зимою утром не спеша с постели встать,
С аппетитом выпить кофе и газету почитать.
Свежий лист большой газеты раскрывается – и вам
Любопытно погрузиться в чтенье разных телеграмм…
Что – печенье есть Эйнема, и – есть Шустова коньяк,
И у Мюра-Мерилиза много-много всяких благ.

Индустрия не стояла на месте. На узких улочках, и без того запруженных телегами, появлялись экипажи с «подвижными рекламами», мешающие дорожному движению. В 1910 году газеты трубили о новых необычных способах продвижения товара: «Громадные собаки из породы сенбернаров возят небольшую тележку, которой управляет мальчик, одетый в костюм самоеда, по бокам тележки изображены рекламы различных фирм». В 1912 году Московская городская управа разрешила предпринимателям делать цветочные клумбы с рекламой своего товара. Впервые новое средство было опробовано в Петровском парке и Сокольниках. Ролики рекламного содержания появились в кинотеатрах. Москвичи были вынуждены наслаждаться многократным повторением  «синематографических снимков» табачной фабрики «Катык», чайной фабрики Высоцких, ситцев Прохоровской мануфактуры, печенья «Эйнем».  В столице даже собирались организовать «бюро для сочинения промышленных синематографических реклам».

Истошно кричащая и броская: какой была дореволюционная реклама в России

В 1909 году какой-то пройдоха предложил городской управе использовать в Москве рекламу на асфальте, бум которой пришел в город только сто лет спустя, в 2010-2011 годах. «Печатание на тротуарах должно было производится особой краской, легко стирающейся, для того. чтобы, по возможности, чаще менять тротуарные объявления. Управа, рассмотрев это предложение, признала его неудобным и отказала предпринимателю». 

В 1908 году газета «Раннее утро» шутила, что скоро в Москву-реку будут десятками бросаться самоубийцы с криками: «Мы одеты в непромокаемое платье такой-то фирмы».

Журналисты предрекали и появление «живых сэндвичей» - людей с рекламными плакатами на спине и животе. До революции, правда, такой вид рекламы не использовался, но сейчас «человек-бутерброд» на московских улицах стал обыденным явлением. «Администрация одного из самых грандиозных магазинов Москвы решилась теперь действовать во всю.  Она заводит на своих выставочных окнах живых манекенов.  В виде болвана, при издевательствах уличной толпы, будет человек с пустым желудком в колоссальном зеркальном окне демонстрировать шикарный смокинг».

К 1913 году объявления стали карабкаться все выше и выше, не позволяя москвичам даже в небе обрести покой: «Интересно отметить, что шумная и вездесущая реклама наших торговых фирм, свившая себе гнездо на крышах домов, облепившая столбы, стены и киоски, начинает теперь забираться в воздушный сферы, в поднебесную высь. Одна из московских фирм поместила свою рекламу на нижней стороне крыльев аппарата А.А.Красильникова, и тот, привлекая к себе внимание своим полетом, изображает летающую рекламу».

Кричащая и броская: какой была дореволюционная реклама в России

От рекламы страдал даже памятник Пушкину на Тверском бульваре. В 1910 году гласный городской думы Щенков предлагал создать специальную комиссию, занимавшуюся вопросами эстетического восприятия города. Он требовал «…бороться со всем, что нарушает общую красоту площадей, в том числе с рекламами и вывесками». До революции Москва, впрочем, так и не приступила к уборке визуального мусора. В годы нэпа ситуация только усугубилась.

Павел Гнилорыбов,  
историк-москвовед, координатор проекта "Моспешком"
время публикации: 09:13  12 февраля 2015 года
0

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться:  
НАСТ Маркировка
Маркетинговые иссследования_b2b