0/5
«Арбат Престиж»: а было ли дело?

«Арбат Престиж»: а было ли дело?

«Арбат Престиж»: а было ли дело?
Кто не помнит магазины «Арбат Престиж»? К сожалению, по «правилу Штирлица» запоминается последнее, и сейчас название сети вспоминают лишь в контексте торговли контрафактом. Но на старте всё было отлично: ассортимент, цены, акции. Как появилась и как погибла первая российская косметическая империя?
Трудно представить себе россиянина в возрасте старше 35 лет, который не знает названия «Арбат Престиж». В ящиках до сих пор пылятся бело-красные карты лояльности любимой некогда сети. Сегодня вспомним о том, как появилась, развивалась и молниеносно закрылась розничная сеть.


Как всё начиналось?

«Арбат Престиж»: а было ли дело?Основатель компании Владимир Ильич Некрасов родился в 1961 году в городе Снежное Донецкой области УССР. В 1983 году будущий миллионер закончил Донецкий медицинский институт по специальности «психиатрия», однако психиатром Некрасов проработал недолго. Прожив несколько лет во Франции, он вернулся на родину уже с оформившимися идеями об открытии крупного косметического бизнеса. 

Идея была оправдана – в России крупной организованной торговли косметикой практически не было, и работа в сегменте была на тот момент настоящим «голубым океаном». Так, в 1989 году появилась компания «Арбат Престиж», которая пока не была розничной, и занималась оптовыми поставками бьюти-средств.  Как раз во Франции Некрасов обзавелся полезными связями, благодаря которым и смог в сжатые сроки создать компанию.

Оптовая компания «Арбат Престиж» быстро раскрутилась, и на протяжении 10 лет у неё закупались косметикой все – от крупных розничных операторов до небольших «коробейников», имеющих киоски на рынках. Однако косметический рынок уплотнялся, появлялись серьезные игроки. В 1995 году была основана сеть «Рив Гош», а в 1997 на Смоленской площади появился первый магазин «Летуаль», положив начало крупнейшей косметической сети страны. Вместе с появлением новых игроков развивалась и структура поставок, – «Арбат Престиж» как оптовая компания сдавала свои лидерские позиции.

Владимир Некрасов и его партнер Сергей Шнайдер (Семён Могилевич) поняли, что пора выходить в большую розницу. И аккурат в дефолт, в августе 1998 года был открыт первый розничный магазин под красно-белой вывеской. 

«Арбат Престиж»: а было ли дело?

Это потом косметические супермаркеты открывались в качественных трафиковых локациях. Первая торговая точка (если можно так назвать два этажа трехэтажного здания) начала работу в московском районе Очаково ЗАО. И несмотря на отдаленность локации, с первого дня в магазине был «биток». По идее Владимира Некрасова, в числе покупателей «Арбат Престиж» должны быть и пенсионеры, и студенты, и цель эта достигалась практически бросовыми ценами. Ритейлер быстро запустил свою программу лояльности и в магазинах постоянно проходили акции.

Привыкшие к тотальному дефициту пенсионеры были склонны закупаться впрок. И поэтому на кассах можно было увидеть ностальгические объявления: «Крем дня – не более двух штук в одни руки». Хорошие связи с производителями, гигантские обороты позволяли ритейлеру удерживать низкие цены, благодаря которым и в такой отдаленной локации трафик был вполне центровой. 

«Арбат Престиж»: а было ли дело?
   

Кто всему голова?

Владимир Некрасов, будучи по образованию представителем благородной профессии, строил бизнес с «человеческим лицом». Он искренне хотел торговать доступным товаром и дать возможность всем категориям покупателей приобретать качественную косметику и парфюмерию. И даже сейчас, по прошествии многих лет после закрытия последнего магазина, на форумах можно видеть многочисленные положительные отзывы бывших продавцов о работе в сети. Некрасов платил продавцам и кассирами приличные по тем временам деньги – до 35 тысяч рублей.

Будучи ценителем живописи и коллекционером, – а в его коллекции было более 7000 картин, многие из которых выставлялись и в Третьяковке – основатель компании превратил магазины в некое подобие картинных галерей. Все помнят стены, плотно увешанные полотнами, среди которых были и достаточно ценные экспонаты. Они, конечно, не могли сравниться с призывностью ярких флаконов и упаковок на полках, но настроение создавали и были особой «фишкой» интерьера. 

«Арбат Престиж»: а было ли дело?

Владимир Некрасов не стремился жить в бытовом контексте большого бизнеса, – ездил на обычном микроавтобусе и чувствовал себя вполне комфортно. Еще в 2004 году в интервью КП бизнесмен признался, что деньги для него не самоцель, и в целом вообще практически его не интересуют. Приоритетом для предпринимателя было уважительное отношение к людям и искреннее желание доставить им радость.  

Однако по законам сценария «плохой полицейский – хороший полицейский» партнером Некрасова был человек, взгляды которого на бизнес были, мягко говоря, иными. Когда началась уголовная история «Арбат Престижа» у правоохранительных органов появились основания считать настоящим мозговым центром компании именно его – Сергея Шнайдера (Семёна Могилевича), личность колоритную и неоднозначную.

«Арбат Престиж»: а было ли дело?

Даже Глебу Жеглову с его «она же Анна Ефидоренко, она же Элла Кацнельбоген, она же Людмила Огуренкова…» было бы сложно упомнить все «творческие псевдонимы» Шнайдера. В криминальных кругах за ним и закрепилось прозвище «Человек с семью лицами» за огромное количество имен. Семён Палагнюк, Семен Телеш, Семен Могилевкс, Шимон Макельвитш, Шимон Макельвитч, – вот лишь некоторые из имен партнера Владимира Некрасова. Фамилию Шнайдер он взял от последней супруги, адвоката Ольги Шнайдер, которая занималась юридическим сопровождением «Арбат Престижа».

«Арбат Престиж» был лишь малой частью бизнес-империи, выстроенной Шнайдером. Основной легальный бизнес был связан с энергоресурсами, и вёлся на рынках 30 стран, в результате чего бизнесмену пожизненно запрещён въезд в Великобританию, а в Чехию Шнайдер-Могилевич был не въездным до 2007 года.

Наверное, для более полного представления о размахе личности партнёра Владимира Некрасова стоит вспомнить некоторые важные факты его молодости. Родился Шнайдер в 1946 году в Киеве, окончил экономический факультет Львовского университета. И уже в 1973 году получил первый срок по статье «валютные махинации». Освободившись через три года, в 1977 году новый суд, уже по статье «мошенничество» и снова заключение – на четыре года.

После освобождения в начале 80-х Сергей Шнайдер запустил криминальную схему достойную таланта Великого комбинатора.  Он «помогал» советским гражданам эмигрировать  в Израиль, хотя помогал достаточно оригинально. В то время СССР уже не поддерживал дипломатические отношения с Израилем, и визы на выезд приходилось получать в посольстве Нидерландов. Основной проблемой для отъезжающих были ценности, которые взять с собой не представлялось возможным. Именно Могилевич организовал «приём» ценностей с заверениями в том, что по приезду обладатели их получат в целости и сохранности. 

Не трудно догадаться, что всё «нажитое непосильным трудом» бесследно исчезло. Самое интересное, что приём граждан по вопросам сохранности ценностей вёлся в одном из кабинетов посольства Нидерландов уже после окончания официальной работы ведомства. Согласитесь, поистине «бендеровский» размах!

Мы немного отвлеклись, однако становится очевидным, что честный бизнес и радость для покупателей не входили в число жизненных приоритетов Сергея Шнайдера. 

«Арбат Престиж»: а было ли дело?


Всё…

Сеть «Арбат Престиж» развивалась молниеносно. Новые магазины не только открывались в освобождающихся локациях, но под них строили и отдельно стоящие здания, как например, вблизи станции метро «Новогиреево». Покупательский трафик был пиковым с открытия и до последних минут работы, и только в «Арбате» на входе стояли тележки как в «Ашане», которые в преддверии 8 марта и Нового года заполнялись покупателями с горой. 

Товарооборот «Арбат Престижа» за 2007 год составил более $450 млн, и впоследствии на суде Владимир Некрасов недоумевал о вменяемом ему в вину уходе от налогов – за все годы существования компании она заплатила государству налогов более $70 миллионов. Некоторые бренды именно благодаря присутствию на полках «Арбат Престижей» давали до 70% оборота на российском рынке. 

Но количество переходит в качество, и на фоне любви со стороны покупателей, на пятом году жизни у компании начались первые бизнес неприятности. Так в 2003 году в сети перестали продаваться Dior, Givenchy, Kenzo и Сhanel. Концерн LVMH был категорически не согласен с выкладкой, не хотел продавать свои продукты по, буквально, бросовым ценам, да и слухи о контрафакте на полках магазинов ритейлера никак не вязался с позицией крупного партнера. Контракт был разорван, и в ассортименте появилась приличная брешь. Какой приличный косметический ритейлер без Dior и Chanel? 

В 2004 году польская Pulanna тоже перестала дружить с «Арбатом». Ритейлер закупал у польского производителя уходовых средств продукцию, однако на полках обнаружились средства, поставки которой не производились. Итог – обида со стороны польского партнера и разрыв контракта. 




Читайте также: Migros: как авантюрные идеи и филантропия могут сделать компанию лидером рынка




Владимир Некрасов пытался сглаживать углы, говоря, что это он сам разорвал контракты, так как производители поставляют товар конкурентам по более низким ценам. Но, представляя обороты «Арбат Престижа», его аргументы выглядели неубедительно…

Не вполне убедительным стал и ассортимент для покупателей. Основную выручку магазинам давали праздники, а дарить в России принято дорогую парфюмерию, которой в магазинах оставалось все меньше, да и слухи о подделках стали звучать громче. Конкуренты развивались, Летуаль к 2007 году расширил сеть до 200 магазинов, «Иль де Боте» вела себя активно, и в плане ассортиментной матрицы там было всё красиво, а «Арбат Престиж», едва достигнув 100 магазинов, начал закрывать точки. Но в 2007 году всё пока выглядит неплохо, – по итогам года оборот компании увеличился на 36,2% - до $471 млн, в управлении – 98 магазинов (из них в Москве – 14). 

В феврале 2007 года Некрасов выкупил у инвестиционной компании «Тройка Диалог» 40% акций «Арбат Престижа», которые были проданы в 2004 году. Предприниматель заплатил за акции 400 миллионов долларов, вновь став единоличным владельцем компании. Правда, в деловых кругах звучало мнение о том, что Некрасов стал лишь распорядителем 100% акций компании. Так или иначе, но сделка стала крупнейшей на российском парфюмерно-косметическом рынке, а общая капитализация компании была оценена в 1 миллиард долларов. 

Гром грянул в январе 2008 года. 24 января Владимир Некрасов был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов на сумму 50 миллионов рублей.  Через несколько дней под стражу был взят и партнер Некрасова – Сергей Шнайдер (Семён Могилевич). 

«Арбат Престиж»: а было ли дело?

Ничего не понимающим бизнесменам напомнили о сделках 2005-2006 года, когда, по версии следствия, ООО «Арбат энд Ко», входящее в ГК «Арбат Престиж», производило платежи за продукцию, якобы поставляемую фирмам ООО «Магнолия», ООО «Алкион» и ООО «Оригинал», являющимся однодневками, и также подконтрольным бизнесмену. После сделок подавались документы на возврат НДС. В свою очередь, «фирмы-однодневки», выступавшие в роли поставщиков парфюмерной продукции, согласно данным следствия, НДС не платили.

Почему в начале 2008 года вдруг вспомнили о делах трехлетней давности – вопрос. До сих пор жива версия о том, что миллиардная компания стала привлекательным активом, и настал удачный момент ее заполучить. Адвокат Некрасова подлил масла в огонь этих слухов, сказав, что бизнесену «поступило предложение» продать компанию за 3 миллиона долларов, которое он наотрез отклонил. Имя потенциального  покупателя названо не было. Другие и вовсе думали, что дело о неуплате налогов было лишь поводом арестовать Могилевича. 

Владимир Некрасов не только не был согласен с обвинением, но и тут же, практически в зале суда был готов выплатить те самые 50 миллионов рублей. Правда, впоследствии сумма выросла до 115 миллионов. Но и она не была критичной для косметической империи.

Если бы не громкий арест, у компании был шанс выплыть. Однако после ареста поставщики начали разрывать контракты. Nina Ricci, Paco Rabanne, Hugo Boss, Dolce&Gabbana, Moschino, Salvador Dali, Valentino, Schwarzkopf и Max Factor, Pupa, Biotherm, Lumene, Maybelline, L'Oreal, – прекратили партнерство. Оставшиеся поставщики отказывались отгружать товар без предоплаты. Ну и банки-кредиторы тут как тут: долг перед Сбербанком на 341 млн руб., «Уралсибом» на 583 млн руб. и Номос-банком на 1,033 млрд руб.

В результате к концу 2008 года компании практически не существовало. В уплату долгов были проданы российские магазины, на декабрь оставался лишь один в ТРЦ «Атриум». Он также закрылся в начале 2009. Магазины в Казани, Красноярске, Воронеже, Челябинске, Екатеринбурге и еще в нескольких городах также ушли «с молотка». Была продана и часть коллекции живописи Владимира Некрасова. 

«Арбат Престиж»: а было ли дело?

26 июля 2009 года Владимир Некрасов и Сергей Шнайдер (Семён Могилевич) были освобождены из-под стражи из-за истечения срока содержания. 

Финал этой истории до обидного прост. 18 апреля 2011 года стало известно о прекращении «в связи с отсутствием состава преступления» уголовного дела в отношении бывшего гендиректора «Арбат Престижа» Владимира Некрасова и его партнера по бизнесу, экс-консультанта компании «Эвергейт» Сергея Шнайдера (известного также как Семен Могилевич).

Следователи так и не смогли доказать факт использования преступных схем ухода от уплаты налогов. Всё было настолько неубедительно, что Тушинский суд в октябре 2010 года вернул дело следствию, так как в нем не было первичных документов, указывающих на хоть какой-то факт преступных действий со стороны обвиняемых. Забавно, но юридическая экспертиза показала, что компания, напротив, заплатила в казну налогов больше, чем полагалось. 

Владимир Некрасов, потерявший парфюмерный холдинг, от компенсации за полтора года незаконного преследования отказался. В соответствии с законодательством РФ на момент освобождения, размер компенсации равнялся 9300 руб в месяц.

Перелистывала страницы истории Ольга Жукова

Читайте также другие материалы об истории российской торговли:

Рулоны на верёвке: как туалетная бумага пришла в СССР

История одного изобретения, или как СССР сделал миру подарок на миллиарды

Магазин-автомат «Прогресс»: сказочные технологии в советском ритейле
время публикации: 09:30  28 августа 2020 года
0
Теги: LVMH, контрафакт, Dolce&Gabbana, Valentino, магазины , Лэтуаль, Dior, Hugo Boss, Арбат Престиж, история, Парфюмерия и косметика, Nina Ricci, ИЛЬ ДЕ БОТЭ, Kenzo, Владимир Некрасов, Сергей Шнайдер, Givenchy, Сhanel, Paco Rabanne, Moschino, Salvador Dali, Schwarzkopf, Max Factor, Pupa, Biotherm, Lumene, Maybelline, Pulanna


Реклама на New Retail. Медиакит
Подпишитесь на новости ритейла

Согласен с политикой конфиденциальности

Реклама на New Retail. Медиакит