0/5
Подпишитесь на новости ритейла

Я ознакомлен с политикой конфиденциальности и принимаю её условия

Разжирел как кабан – запускай скорей канбан

Разжирел как кабан – запускай скорей канбан
Время чтения: 6 мин 00 сек.
Голодные пятилетки развитого коммунизма приучили комплектовать продуктовые запасы. Горошек, майонез, колбаса лежали «на Новый год» и на «вдруг гости придут». Квашеная капуста, соленья, повидло закатывались сотнями банок «впрок». Накануне очередных заготовок ёмкости освобождались – еда тоннами шла в утиль.
Тучный период сырьевого превосходства перековал граждан шестой части суши – стали уверены, что «при деньгах всё можно прикупить». Дефицит сменился изобилием, нехватка и разворовывание переросли в кредиторку и затаривание. Процент брака стали уверенно «зашивать» в договора. Краснеть разучились.

Горы «запасных» бетонных плит покрывались мхом. Металлические конструкции ржавели на бескрайних просторах. На «излишках» строительных материалов младое поколение играло в казаки-разбойники. Проще оплатить и завести новое, чем разбираться с остатками, покрывающими многочисленные пустыри.

10-процентный запас ресурсов стал гимном безалаберности и обязательной строкой расхлябанных бизнес-планов. Удобрения зарывали в землю, бензином наполняли овраги, излишки чёрной икры без зазрения совести лили сразу в канализацию. Лозунгом бездонности считались Ломоносовское: «прирастать будем Сибирью».

Когда советские суда сдавали рыбу в Стране восходящего солнца, японцы несмело просили деревянную тару. Щедрая душа не знала, почему азиаты платили сполна. Ящики разбирались, из них делали мебель, благо Союз на экспорт гнал лучший товар, демонстрируя величие ГОСТов. Валюту ценили выше природных ресурсов.

Плотность населения стран отличалась в 25 раз, скалистые вулканические острова требовали стратегии выживания. Малочисленные шахты свинцовых и цинковых руд, угля и серы, уступали богатейшим углеродным недрам медвежьего соседа. Японские грузчики терпеливо собирали щепки и картонные упаковки.

Родина аниме обходит Россию по ВВП на 24%, а по производительности труда на нескромные 222%. Когда говорят о конкуренции в наших широтах, неизменно вспоминаю проект на Toyota, где впервые услышал «канбан». Это не опечатка. Именно так по-японски звучит «вывеска» с перечнем предстоящих работ.

Шестьдесят лет назад принцип «точно в срок» привёл к тому, что детали утренней поставки собирались в двигатель автомобиля, уезжавшего к клиенту вечером того же дня. Мы до сих пор верим в эффект экономии на масштабе, а обладатели прищуренных глаз уверены: именно малые партии позволяют избегать потерь.

Слышал байку, как американский директор заказал у японского коллеги 2’000 процессоров, заложив в договор 2% брака. Поставку 1960 идеальных микросхем сопровождала коробочка с надбитыми 40. После обмена телефонными любезностями, ниппонский босс поинтересовался: «Для чего пришлось портить детали?»

Планы на сутки и смену содержат обязательный контроль, что позволяет на раннем этапе выявить скрытые и даже вероятные дефекты. Оборудование перенастраивается, выпускается очередная партия, и детали идут на сборку, минуя хранение. Размеренный конвейер перемещает заготовку в сторону готовности и отправки.

Элементы будущего изделия помечены «тарным канбаном» – биркой с указанием: названия компоненты, порядкового номера в партии, информации о получателе и отправителе. Цвет карточки определяет срочность или вид перемещения, степень готовности или близость к идеальному исполнению.

Разжирел как кабан – запускай скорей канбан

На специальном участке находится настенная «канбан-доска», разделённая на временные сектора: «ожидание», «процесс», «готовность». На неё клеятся липкие листочки или вешаются сигнальные магниты-маркеры, отображающие элементы задач, фазовых активностей, процессных этапов.

Заготовки и сырье перемещаются по участку, и это движение тут же отражает статус производства. Никаких вопросов и ответов, одного взгляда достаточно, чтобы понять «картину смены». Меня потрясла изящность простоты и обстоятельность инструмента, проверенного многолетним опытом крупнейших корпораций.

С тех пор не мыслю жизни без доски, правда, применяю в расширенном варианте. Использую такие зоны:

  • backlog – обсуждается, ошибки, замечания, возможны улучшения
  • to do – не понятно задание, не принято в работу, предстоит обсудить
  • coding – задача поставлена команде, пишется программный код
  • testing – ушло в тестирование, ожидается отчёт соответствия
  • ready – сборка согласована, отправлена в адрес заказчика
  • approval – подтверждается приёмка, происходит оплата
  • done – внедрено, функционал установлен «в бой».
Кроме программных проектов применял канбан при:

  • построении кредитных конвейеров – рассмотрение запросов на предоставление займов
  • отслеживании срока годности и утилизации медицинских препаратов
  • повышении пропускной способности складов одёжного ритейла
  • организации коллекшн – сбора просроченной задолженности
  • оценке и реализации залогового имущества.
Привлекает простота и непритязательность механизма:

  • синхронизирует коллег и подразделения
  • работает с первой секунды внедрения
  • не требует дополнительных ресурсов
  • ситуация считывается «на лету»
  • обучение занимает минуты.
Принципы канбан элегантны скромностью:

  • ограничение времени «в зоне»
  • постоянное тяготение вправо
  • мониторинг и оптимизация
  • визуализация процесса
  • этапность работ.
Канбан эффективен при:

  • наличии системы
  • разделении труда на участки
  • заботе о минимизации запасов
  • договорённостях со смежниками
  • борьбе с дефектами, потерями и простоями.
Не ведаю причин, по которым вы не смогли бы внедрить предложенный инструментарий. 

Хотя, быть может, равнодушие и лень? Меня подстёгивает изречение Сэмюэля Смайлса: «Бережливость – дочь благоразумия, сестра умеренности и мать свободы». Не храните завалы и не создавайте авралы. 

Канбан вам в помощь!





Читайте также:



время публикации: 10:00  03 июля 2018 года
0

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться:  
Comarch
PLAY Fashion Brand